Заклятье для неверной жены

Глава 4

Глава 4

Я внимательно осмотрелась. Под ногами не было привычного потрескавшегося асфальта. Тротуар – из камня, мостовая из песчаного булыжника. Мимо, не спеша, не превышая скорости, проезжали телеги, брички, кибитки и даже кареты. Все транспортные средства передвигались с помощью живых лошадиных сил. Лошади и кони были разных мастей и окрасов. Я залюбовалась четверкой прекрасных рысаков, запряженных в золотистую карету. В окошке мельком увидела молодую девицу, явно богатого сословия. Несмотря на воспитание, положенное знатным юным особам, девчонка при виде нас выпучила глаза от удивления. Подобную реакцию у окружающих вызывала наша полицейская форма. "Посмотрели бы на себя", – подумала я. Судя по увиденному, мы находились в конце 19 века. Ладно, мужчины уже сняли нелепые панталоны, избавились от шляп с перьями и ужасных искусственных париков. Я, когда в старинных фильмах видела подобные наряды на мужиках, не могла сдержать смех.

Те мужчины, что сейчас проходили мимо нас, выглядели весьма приемлемо. Сюртуки были основной одеждой. Лишь франты щеголяли во фраках. Брюки прямые, книзу зауженные. У многих манишки заменяли белые рубашки. Галстук у сильной половины человечества был завязан либо большим бантом, либо узелком. У самых модных можно было разглядеть ленточный галстук, почти современный по форме. Костюм кавалеров дополняли белые перчатки, трость, зонтик, лорнет на ленте у жилета, часы на цепочке. На головах – цилиндры или котелки, которые были более модными.

Мужской костюм рабочих состоял из ситцевой рубашки-косоворотки, надетой поверх брюк и опоясанной ремнем или кушаком, темных брюк, заправленных в сапоги, жилета и пиджака. Девицы и женщины незнатного происхождения были одеты в простые длинные сарафаны. На головах обязательно – платки. Гораздо богаче выглядели купцы – в кафтанах из дорогого сукна, чаще алого цвета. Купчихи – в пышных чопорных платьях. Но интереснее всего смотрелись знатные дамы прошлого. В длинных, до полу, платьях или костюмах, высоких шляпках, украшенных цветами или перьями, они сразу привлекали внимание. Рыбкин, привыкший к современницам в джинсах, во все глаза пялился на модниц прошлого. У всех дам были: зауженная корсетом талия, юбка сильно стянута назад, со множеством драпировок. Для достижения большего объема под юбками крепились подушечки, валики или небольшие железные каркасы. Это заметил и лейтенант, спросил у меня:

– Настя, а чего это у всех баб зад такой выпуклый?

Я рассмеялась. Объяснила Лехе, что заманчивая выпуклость не имеет никакого отношения к ягодицам и называется турнюр.

Я покрутила головой в разные стороны, старясь получше рассмотреть прошлое. Позади находилась чертова гимназия. Только сейчас здание мало походило на то, что я видела в своем времени. Огромный особняк с колонами, башенками, флигелями. Перед входом располагались небольшие фонтаны, украшенные статуями. А вот и злополучная стена с выпуклой дворницкой, тайный портал в другие миры! Я стала догадываться, о каком сокровище говорил в своих письмах граф Сугробкин. О том, что если и есть такие места на земле, то их немного. Магические порталы описывал хитрый граф, а вовсе не сундуки с драгоценностями! Мои размышления прервал зычный громкий возглас:

– А ну, кто таковы, отвечать!

Перед нами стояли местные стражи порядка. Два бравых полицейских. Это я поняла по форменной одежде, что была надета на молодцах. Темно-зеленые двубортные мундиры. Такие же кепи мундирного цвета, с лакированным козырьком и кокардой с изображением герба губернии. То, что перед нами младшие чины, указывал шерстяной плечевой шнур оранжевого цвета, носившийся вместо погон. На нас с Рыбкиным тоже была полицейская форма. Пусть современная, весенний вариант – темно-синие штаны и заправленная в них рубашка. Но все равно видно было, что мы – люди государственные. Поняли это и коллеги из прошлого.

– Служивые? – спросил один из них.

– Полиция! – грозно, старясь быть серьезной и уверенной, произнесла я.

– Откуда прибыли?

– Из столицы! – ответила я первое, что пришло в голову.

– Из Петербурга, значит... – кивнул один из полицейских. – То-то я смотрю, одежа у вас чудная.

Его товарищ был настроен менее благожелательно. Смотрел подозрительно, с недоверием. Потом сказал:

– Сейчас одежу какую угодно сшить можно. Надо их к господину полицмейстеру отвесть. Пусть сам разбирается.

Вредный мужичонка опустил руку на рукоятку шпаги, висевшей на поясе, давая понять – все будет так, как он велит. Отступать было некуда. И я сказала:

– Конечно, пройдемте к господину полицмейстеру. Мы бы и сами к нему наведались.

Мы послушно потопали за коллегами. Вскоре оказались у небольшого строения.

Это и был полицейский участок. Небольшой, одноэтажный, но чистенький и добротный. Внутри тоже царил порядок. Вдоль стен длинной продолговатой комнаты, куда нас ввели, располагались несколько столов. Перпендикулярно им, в конце комнаты, стоял самый большой стол. За ним и восседал главный полицмейстер, уже немолодой мужчина. Широкоплечий, грузноватый. Глаза небольшие, нос крупный. Волосы покрыты сединой, так же как и густые бакенбарды. На начальнике был мундир из дорогого сукна. На плечах красовались погоны, а на груди – ордена. Видно было, что перед нами – старый вояка, дослуживать которому пришлось в полиции, как и многим военным того времени.



Лилия Тимофеева (Безгачёва)

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться