Заклятье для неверной жены

Глава 2

 

Те минуты, что длилось перемещение, у меня была только одна мысль: успею ли я домчаться на шпильках до полицейского участка добросердечного Ивана Никифоровича, пока новые гости из будущего тупо пялятся на прошлое и гадают, куда попали.

Сверкающие огни погасли, треск прекратился, овал исчез. Я огляделась вокруг и второй раз заорала "Неееет!" Передо мной был вовсе не привычный 19 век и не мой родной город. Мы находились в джунглях....

Нас окружали незнакомые и весьма разнообразные растения тропической зоны. В многоярусном лесу отдельные деревья достигали высоты двадцатиэтажного дома. Листья как на подбор кряжистые, большие. Многочисленные лианы переплетали деревья... А еще передо мной были настоящие пальмы!

Участок, на котором мы находились, был расчищен от растительности, что говорило о его обитаемости.

Мои мысли тут же подтвердились. Местные аборигены не заставили себя ждать. Бесшумно, неожиданно появились из-за густых зарослей низкорослые мужчины, ростом не более полутора метров. Кожа темно-коричневая. Волосы курчавые, уложенные в странные прически. Лица ужасны: выпуклый лоб, вдавленная переносица и злобные маленькие глазки. Из одежды на незнакомцах имелись лишь набедренные повязки из листьев и шкур животных. На шее каждого всели амулеты и бусы... из человеческих зубов. Не нужно быть эрудитом, чтобы понять: перед нами племя каннибалов. Возможно, известные своей кровожадностью пигмеи-яли. Или другие представители зеленых джунглей. Но в любом случае внезапное знакомство ничего хорошего не предвещало. Я схватилась за кристалл, надеясь удрать из опасного места. Но магических сил Агапки явно не доставало. Тогда я пожелала... понимать язык людей, что стояли перед нами. Надеялась, что снесение языкового барьера поможет узнать мысли и намерения незнакомцев и спасти нам жизнь. Впрочем пока все было понятно без слов. Один из воинов ткнул копьем в Вована и подтолкнул, приказывая следовать в нужном направлении.

Люськин любовник уже пришел в себя. Отреагировал:

– Э, ты, карлик, офигел, да? Ща по репе-то настучу.

Но внезапно нога культуриста стала краснеть и набухать на глазах. По всей вероятности наконечник отравлен. Вован был туп. Но сработал инстинкт выживания. Парень заткнулся и послушно потопал, куда послали. Я взглянула на Люську и не смогла сдержать улыбки. Заклятая подружка молчала. Она впервые в жизни не знала, что сказать. Я поняла: нынешняя моего бывшего находится в состоянии сильнейшего шока. И это радовало. Люська непредсказуема. Выкинет что-нибудь этакое, и сожрут нас всех раньше обеденного времени.

Мы прошли сквозь густые заросли и оказались на обитаемом открытом участке. Увидели несколько небольших хижин, сооруженных из глины, бамбука и соломы. В поселении были женщины и дети. Ребятня отличались большими рахитными животами. Женщины, так же как и мужчины, полностью раздеты. Головы всех представительниц прекрасного пола выбриты начисто. Лица раскрашены и от того выглядят еще страшнее.

– Господи, где их учили макияж делать?

Это вышла из ступора Люська. И затарахтела без умолку:

– И бабы все топлес. С такой-то грудью! Позорище!

При виде нас на поляне началось движение. Женщины заулыбались. Мужчины принесли здоровенный чан, который водрузили над горящим костром. Котелок был старинным, медным. В том, что маленький народец имеет среди густой листвы заводик по производству подобной посуды, вызывало сомнение. Догадывалась: кухонная утварь попала сюда с какого-нибудь корабля. И скорее всего владельцы чана и закончили в нем свой последний путь. В качестве завтрака, обеда или ужина.

Но мои спутники явно приключенческих книг в детстве не читали. Вован обрадовался:

– О, как заметались. Гостям рады. Хавчик варить собираются. Что, интересно, на обед у этих уродцев сегодня?

Я не выдержала, ответила:

– Ты, Вочик, на обед. Или я, или Люська! Неужели не дошло еще: мы в плену у людоедов.

Только тут наша троица заметила, что дети играют человеческими черепами.

– Мамочки! – захныкала Люська. – Вова! Давай Настьку им первой отдадим. Соврем, что она самая вкусная!

Качок кивнул:

– Дело говоришь, Камастура...

Внезапно в глазах подружки заплясали чертики. Так всегда бывало, когда на горизонте появлялся симпатишный мужчинка. Но кто тут мог привлечь ее внимание? Неужели?..

Люська скинула топ, обнажив подтянутую упругую грудь-пятерочку. Подошла к коротышке, что просто сидел и бездельничал, чем сильно отличался от остальных занятых делом соплеменников. Голову тунеядца украшали страусиные перья. Лицо было раскрашено сильнее, а украшений висело больше, чем у других. Люська безошибочно выделила главного людоеда и пошла его... обольщать! Подобрала длинную палку. С легкостью вбила ее в глинистую почту и закрутилась словно стриптизерша вокруг шеста. Туземцы обалдели от подобных манипуляций. А Люська старалась изо всех сил. Подошла к главнейшему, потерлась о него белой грудью. Но, черт возьми, крохотному мужчинке это понравилось. Что-то, а умения окручивать мужиков подружке не занимать! Люська поняла, что задуманное получилось. Ткнула в меня пальцем. Открыла рот и сделала недвусмысленный жест "ням-ням". Она предлагала... меня сожрать! В том, что заклятая подружка решила поднести меня в качестве угощения, не вызывало сомнений. Главнейший ее идею поддержал. Закивал головой. Я приготовилась к самому худшему. Вспомнила Артемку, и боль пронзила душу. А Леха... Рыбкин любит меня безумно. Сейчас наверное ноги сбил, размыкивая исчезнувшую жену.

Подмога пришла неожиданно. Другой коротышка загородил меня своим крохотным тельцем. В руках он держал подобие барабана. На голове надета полоска из шкуры, к короткой крепились два рога. Похожего украшения не имелось ни у кого из племени. Я догадалась: это шаман, особа весьма статусная и значимая. Мой защитник заклокотал, издавая резкие, гортанные, обрывистые звуки. И я понимала, что он говорит. Спасибо Агапке. И не просто понимала, но могла изъясняться на местном наречии. Вещал шаман следующее.



Лилия Тимофеева (Безгачёва)

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться