Заклятье для неверной жены

Глава 7

Глава 7

Паленый был видным мужчиной. Лет шестидесяти, сухой, поджарый, с едва заметной сединой. Глаза большие, нос крупный. Своим видом напоминал хищную птицу. Таким он и являлся, хищником. Откуда я знала, что передо мной криминальный авторитет по кличке Паленый? Разгадка проста. Городок мой маленький, обо всех все известно. А портреты Паленого с недавних пор украшали все значимые места. Бывший бандит стремился стать депутатом. Привычная уже для всех практика. Когда-то Пашка был обычной шантрапой. Но с мозгами. Наличие последних в лихие и богатые возможностями девяностые помогло Паше отжать несколько небольших, но прибыльных предприятий, которые впоследствии были модернизированы, расширены. Из крохотной мастерской Паша умудрился создать небольшой завод. Из пирожковой - сеть ресторанов быстрого питания. Получив во владение лесопилку, новоявленный предприниматель основал производство дешевых диванов, кухонек и гостиных под названием "Дофигище мебелищи". Остепенился, женился. Стал добропорядочным гражданином. Ну, или таковым прикидывался. Что-то мне подсказывает: методы решения проблем у Павла Дмитриевича Паленкова остались прежними.

Будущий депутат смерил меня орлиным взглядом с головы до ног и произнес:

– Добрый день, Анастасия! Павел Дмитриевич. Рад с вами познакомиться и побеседовать.

Я понимала: с подобным типом нужно разговаривать чисто-конкретно. Решительно произнесла:

– Беседовать буду только в том случае, если велите своим молодцам отпустить моего мужа. Немедленно! Уверяю, он все понял и вести себя будет соответственно.

Паленый сделал рукой жест. Два громадных качка отпустили несчастного Рыбкина, который, обнаружив в квартире незваных гостей, кинулся на них в одиночку. Горяч Лешка. Но не глуп. Уже понял, что лучше противника выслушать, чем пистолетом грозить да удостоверением размахивать. Спокойно сел на диван. Я продолжила:

– И трех женщин, что связанными лежат. Как вы такое допустили, Павел Дмитриевич? Я вас за галантного кавалера считала. Ну... судя по желтой прессе.

Паленый возмутился искренне:

– Я такой и есть! С дамами более чем галантен. Но эти... Это же исчадие ада, а не женщины. Ведьмы!

– И все же настаиваю, чтобы их освободили и развязали рты. Признаю, эти дамы действительно способны натворить многое, – я выразительно глянула на пенсионерок и жену мента, - поэтому готова ответить за их ошибки.

– Опаньки?! Даже так?

Последняя фраза почему-то заинтересовала и порадовала Паленого. Он велел освободить маменьку, Таньку и бабу Варю. Как только отклеили скотч с их ртов, троица дружно залопотала. Я велела всем говорить по одному. Упирающуюся бабу Варю отправили домой. Мама, Танька, Паленый и Лешка по моей просьбе рассказали обо всем, что происходило в мое отсутствие. Вскоре сложилась четкая картина. После моего похищения случилось следующее.

Лешка с Артемкой вышли из магазина и не обнаружили меня. Заметались по вечерним улицам. Но безрезультатно. Мобильный тоже не отвечал. Рыбкин встревожился не на шутку. Зато встретил жену мента, которая тоже решила заглянуть в супермаркет. Рассказал ей все вкратце, попросил посмотреть за Артемом. И уже один продолжил поиски. Не обнаружив меня дома и обзвонив немногочисленных подруг, Лешка решил: виновата супруга генерала Вишневского. Он как раз узнал, кто является автором кровавых записок. Ринулся туда. Самого генерала дома не оказалось. Рыбкин приступил к допросу Ольги. Лейтенант был попросту взбешен. Вишневская испугалась. И в это время прямо из ниоткуда появилась девица с разноцветными волосами. Это телепортировалась Херуза, которая тоже вела наблюдение за женой генерала и опасалась, как бы лейтенант не натворил глупостей. Ольга не стала отнекиваться. Поведала про бабку-ведьму и Аскаланту. Херуза активировала вход в государство демонов. Ведьма-детектив и мой муж оказались в мире без магии.

Моя мама Надежда хватилась дочери и зятя на следующий день, когда Танька пожаловала к ней с Артемом. Поведала, как дело было:

– Во, зятек твой Рыбкин мальчонку мне вчера сунул. Сам побежал Настю искать. Говорит, пропала. Ну я малого забрала, накормила, напоила. Петрович мой уже дрых без задних ног. Мы тоже спать легли. Утром никаких вестей ни от Лехи, ни от Насти.

– Так их, получается, всю ночь не было?

– Ну так..

– И Артемочку оба бросили? Случилось с ними, значит, чего, Таня. Искать надо!

Жена мента кивнула:

– Надо, Надюша. Давай Семену позвоню, он быстро на уши всю свою ментовку поставит.

Маменька поморщилась:

– Вот только Семена твоего нам не надобно.

Татьяна вздохнула, но промолчала. Знала: подругу не переубедить. Маменька как меня в теле Петровича у Егора в кровати застукала, так с тех пор майора на дух не переносит. Хоть сто раз ей объясняли: не виноват Петрович.

Маменьке тем временем пришла в голову очередная идея:

– Мы, Тань, ведь с тобой сотрудницы уголовного розыска...

– Нет, детективного агентства всего-то!

– А какая разница?!

– У настоящих полицейских пистолеты есть. И удостоверения.

– А у меня тоже удостоверения есть, ну и пусть пенсионное. И оружие – кристалл. Чем я хуже полицейского? – парировала маменька.

– Ничем, – сдалась Танька.

– Значит, сами все и расследуем. Я главная, ты позади.

– Почему ты главная? – возмутилась Татьяна.

– У меня есть удостоверения, а у тебя нет, – выдала маменька. – Ни пенсионного, ни ментовского.

Таня не нашла, что ответить. Действительно, нет у нее удостоверения, только сорок пять минуло, до пенсии еще далеко.

На самом деле маменька не верила, что мы с Рыбкиным пропали. Решила: отправились по секретному делу, Артема не забрали, потому что поздно вернулись, и теперь воркуют в своем гнездышке.



Лилия Тимофеева (Безгачёва)

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться