Закон о чистоте крови. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 7

ГЛАВА 7 

Столица Соединенного Королевства. Кабинет советника короля 

Солнечный луч проникал в комнату сквозь стекла. Разноцветные узоры от витража в верхней части окна плясали на бежевом ковре, в воздухе бриллиантовыми искрами кружились мельчайшие пылинки, оседая на ворс, черные кожаные кресла и диванчик, легко ложась на широкие плечи, затянутые в серо-стальной костюм, и на документы в руках задумчивого худощавого брюнета. 
Финист Цари сидел в своем кабинете и разбирал бумаги. Хотя, скорее, в данной ситуации более уместно слово «перебирал», потому что проблеска мысли в черных глазах не было. Вернее, было, но где-то глубоко-глубоко. 
Мужчина думал о своем. События раскручивались с пугающей быстротой, и феникс не понимал, когда и это все завертелось и, самое главное, как прошло мимо его носа. Очень пронырливого носа, от которого, казалось бы, почти ничего не могло укрыться. 
Хотя, разгадка проста. Он разленился, поверив в свою неуязвимость, в то, что он — один из самых страшных зверей в придворном «лесу» и к нему не сунутся. 
Обманулся. На любого хищника всегда найдется охотник или коалиция зубастых «друзей». В случае Финиста имело место последнее. «Друзьям» дико хотелось повыбивать зубы… вопреки пристрастию Цари к элегантным методам. 
И самое отвратительное, что это все явно происходило с молчаливого одобрения правителя. Судя по всему, тут имело место простое: «Выкрутишься — значит, молодец. Повышу и вообще приближу еще больше. А нет — так нет».  
Последствия в части «нет» были, разумеется, фатальными, и не только для Финиста. У него была Элу. Девочка, которая связана узами контракта, притом гораздо более прочными, чем это обычно бывает. К сожалению, на ритуале привязки она никак не хотела поддаваться и позволять «опутывать» себя связующими нитями. Цари тогда злился, но отказываться было уже поздно. Потому вместо обычных тонких нитей у них были едва ли не канаты. Как подозревал Финист, этим и обусловлено отношение девушки. Да и его самого… 
Элна выхаживала мелкого птенца, которым он стал после последней смерти, выращивала, ждала, пока он перевоплотится… Финист же не раз сидел по ночам в комнате гремлины, потому что она кричала во сне и успокаивалась, только если покровитель был рядом и держал за руку. 
Ладно… сейчас не время думать о рыжекудрой проблеме. Как же жаль, что он не может никому передать ее раньше срока окончания контракта! Тогда бы Элна была в безопасности, и Финист мог бы действовать без оглядки на нее, рискуя лишь собой и не беспокоясь, что потянет следом и девочку. 
Но следует мыслями вернуться к иному. К проблемам. 
Финисту очень не нравились взгляды, которые бросал на него недавно обчищенный сид. И главное, было не понятно, то ли он за жену обиделся, то ли догадался, кто виновен в пропаже вещицы.  
Если крылатому планируют отомстить за «рога», то можно особо не переживать. А вот если артефакт… то стоит еще больше обезопасить свою слугу. Уязвимое место у зеленого феникса было только одно: его подопечная. 
Она и правда давно стала не служанкой, а подопечной. И, что гораздо хуже, достаточно наблюдательные личности не могли не сделать правильных выводов, хоть Финист и старался не демонстрировать их отношения.  
По поводу умственных способностей нетрадиционно ориентированного сида господин Цари иллюзий не испытывал. Как и по поводу его сил. Альбар Гирин служит богине Водяне. А она своих приспешников баловала, в отличии от Земляны, которая вообще непонятно зачем слуг себе создавала. Во всяком случае, Нурикеша в свое время пленить удалось, хотя он раньше был в услужении капризной покровительницы фениксов. Видимо, бонусов оттуда не захватил.  
Еще Финисту очень не нравилось окружение сида и его контакты в последнее время. 
«Кажется, я жаловался, что толковых заговоров давно не было, — усмехнулся про себя пернатый. — Вот... Получите и распишитесь! Только я не заказывал топор над своей шеей! Над королевской было бы предпочтительнее». 
Потом Финист закрыл глаза и, скользнув по толстой нити, связывающей его со слугой, повелительно окликнул: «Элу, ты мне нужна». 
«Зачем? — почти сразу отозвалась гремлина. — Я еще от предыдущего светского раута не отошла». 
«Не за этим. Нужна позже. А пока поройся в моем пятом сейфе, там кое-какие цацки для тебя есть. Надень, ладно?» 
«Пятый, это который в винном погребе?» — попыталась вспомнить Элна. 
«Нет, у меня в гардеробной, за полкой с носками». 
«Хоть не с бельем, — пробормотала девушка. — Хорошо, я все достану». 
«Полка с бельем на другой стороне гардероба, и за ней сейф номер одиннадцать». 
«Параноик». 
Да, параноик. А вообще, дурак, если серьезно.  
Пока был настороже, пока играл и делал пакости другим, пока шел к вершине, никто не решался встать у него на пути. Потому что сметет. Когда он остановился? Пару лет назад. После последней смерти. Неожиданно понял, что даже фениксы внезапно смертны, и успокоился, удовольствовавшись достигнутым. Упустил лишь то, что никто из врагов не последовал его примеру. 
Дурак, какой же дурак! Решил верно служить короне! Оказывается, это порицается. Вернее, этого просто никто не ожидал от насквозь продажного Финиста Цари, ведь он всегда был на той стороне, которая была ему выгодна. Как, впрочем, и любой феникс. Таковы крылатые. 
Получается, противники действовали неторопливо и выверяли каждое движение. Часть агентуры они перекупали, часть просто убирали… Видать, тех, кто был несговорчив. Кажется, придется конкретно «чистить» свои сети. И создавать новые. Вновь с головой влезать в придворную грызню, но на сей раз — за свою жизнь и за жизнь девочки-гремлины. Нужно протянуть всего полгода, чтобы затем передать ее другому хозяину. 
Финист поднял голову, запустил пальцы в волосы и усмехнулся: 
— А сейчас начнем-ка мы поднимать старые связи. 
Он встал и вышел из кабинета, лишь едва заметно кивнув сиде в приемной и мимолетно поставив себе галочку, что надо проверить, на кого она работает и насколько сильно вредит. Перекупить всегда можно. 
Обманывать своих врагов Финист некогда умел и любил… Надо вспоминать былые навыки. Вот только нечестную душу зеленого феникса почему-то терзал один вопрос… А зачем? Ради кого и чего? Вот сделает он все, что хотел, опять окажется на вершине. И что дальше? Кто дальше? Ведь даже Элны к тому времени рядом не будет. А более близких для Финиста в природе не существовало. Лишь относительные друзья... которые были на таком крючке, что точно не сорвутся. Именно такому он и собирался передать рыженькую. 
На крыше дворца имелась специальная площадка для нетерпеливых, которые так желали поскорее куда-то попасть, что были согласны обернуться и попрощаться с одеждой. До костюма фениксу дела было мало, а вот поскорее вернуться домой хотелось. 
Финист прерывисто выдохнул и раскинул руки. В черных глазах вспыхнули мшисто-зеленые искры, а фигура окуталась изумрудным маревом. Миг. Всего миг — и небо принимает в свои объятия крупную хищную птицу, чем-то похожую на орла.  
Черные перья отливают зеленью. Зеленый феникс. Не боец. Аналитик. Но один из наиболее опасных крылатых современности. Только он немного об этом забыл и позволил запамятовать остальным. 
Столица соединенного королевства с высоты производила впечатление. Мор-Галин был красив. Большой, сверкающий в лучах вечернего солнца, с широкими проспектами, по которым ездили экипажи и даже первые механические повозки. Век паровой энергии. 
В центре стоял невысокий дворец, вокруг которого раскинулись обширные сады и парки, и за первой стеной начинался район проживания высшей аристократии, приближенной к престолу. Во втором круге, за второй стеной, были постройки административного назначения. Ратуша, суд, Адамантовая академия и многое другое.  
У Финиста дом был и в первом круге, но в основном он жил в третьем, отданном аристократии и торговцам высшего эшелона. Апломба у обосновавшихся там горожан тоже было немало, но хотя бы не до такой степени, как в первом круге столицы.  
Но больше всего нравилось ему бывать в своем загородном имении… которое некогда принадлежало Айниру Нурикешу. Цари его приобрел, может, и не совсем подходящим для благородного способом, но зато бесплатно. Выиграл в карты. Да, у зеленого феникса было немало умений, которые не совсем соответствовали его социальному статусу. 
Айнир Нурикеш принадлежал к высшему роду Рубиновой Крови. Финист же по праву рождения был лишь Зеленым. 
Рубиновым земля не использовалась, потому особой потерей для состоятельного Нурикеша это не явилось. Тем более, что он сам получил поместье за долги и к Финисту оно перешло в плачевном состоянии. 
Элне там тоже очень нравилось… может, это и было причиной того, что они там проводили львиную долю времени? Если девочке так нравится, то почему бы и нет? Ему это ничего не стоит. Но сейчас они с гремлиной остановились в городском доме третьего круга, куда и направился феникс. 
Собственно, с этого момента и начались сюрпризы. Какая-то сволочь заперла дверь в кладовку на крыше! А там была вся одежда. Скакать по дому нагишом Финисту откровенно не улыбалось, но делать было нечего. Первое, что сделал господин дома, — это шокировал служанку: сначала своим видом, а потом обдиранием занавески с карниза. С грустью проследив за с воплем удравшей человечкой, он решительно дернул за ткань, которая, наконец, поддалась и свалилась на пол. Уже заворачиваясь в нее, он спросил: 
— Неужели я такой страшный? 
Позади раздался серебристый смех, и знакомый голос иронично заметил: 
— Она была потрясена твоей привлекательностью. 
— Элу, — усмехнулся зеленый, развернулся и с трудом сдержал удивление. 
Рыженькая стояла в дверях напротив него, склонив головку набок и поджав одну ножку. Кудряшки сейчас были собраны в элегантную прическу, вместо привычных штанов и рубашки или балахонистых платьев тонкая фигурка гремлины была затянута в темно-зеленый шелк, который наглядно обрисовывал, что девочка, и правда, выросла. Но хуже всего то, что она была большого роста. Большого для гремлины, а Финисту — примерно до плеча.  
Неужели опять?! Ему казалось, что они это решили полтора года назад и девочка все поняла. 
Зеленый нахмурился и спросил: 
— И что это такое? 
— О чем ты? — недоуменно посмотрела на него Элна, поправив выбившийся медный локон, упавший на нежную, прозрачно-бледную кожу щечки. 
Все же лицезреть полуобнаженного господина гремлине выпадало не часто. Особенно, когда она выглядит, как сейчас. Как равная… 
— Я о твоем виде, — немного мягче сказал Финист, оборачивая ткань вокруг бедер. Кинул на слугу еще один взгляд и нахмурился: — И где то, что я попросил надеть? 
— Ты про амулеты? — поняла девушка, рассеянно коснувшись подвески на шее. — Я надела…. Браслетик, цепочку с кулончиком и серьги, что ты еще раньше дарил. 
— А почему остальное нет? 
— Оно не подходит к наряду, — наивно взглянув на него янтарно-карими глазами, отозвалась Элна. 
— М-да, — скрестил руки на обнаженной груди феникс. — Возвращаемся к первому вопросу. Почему ты так выглядишь? 
— Я уже платье не могу надеть и волосы прибрать? — нехорошо прищурилась гремлина. 
— Меня больше волнует твой рост и то, почему ты надела платье, накрасилась и прибрала волосы, — сухо сказал Финист, сжав губы в тонкую линию. 
Полтора года назад девочка имела глупость влюбиться. И не в кого-то, а в своего хозяина, который был слишком мягок с самого начала и, возможно, именно этим и спровоцировал. 
Да-да, мысль о том, что девочкам, недавно миновавшим шестнадцатилетие, свойственно вздыхать по ближайшему относительно достойному представителю противоположного пола, высокоумному господину Цари в голову как-то не пришла. 
Элна тогда стала в основном появляться как раз в наиболее доступном ей высоком росте, одеваться покрасивее... и, разумеется, не сумела скрыть, ради кого это все затевалось. Вскоре состоялся не особенно приятный разговор, после которого девушка полночи прорыдала у себя в комнате, но уже почти никогда после не показывалась перед господином в «неугодном» виде. 
Господин же ни капли не страдал и почти сразу после разговора направился в своей текущей пассии, что, разумеется, не добавило радужного взгляда на мир его служанке. В дальнейшем Элне, если случались какое-то сложности, требующие немедленного внимания хозяина, приходилось вытаскивать феникса и из комнат любовниц. В постелях Финист принципиально не оставался. Ночевать предпочитал у себя дома. 
Со временем все, казалось бы, сгладилось и забылось. Гремлина вроде бы переросла свое полудетское увлечение, особенно после того, как Финист так жестко расставил точки над «i». Но сейчас… Почему она так одета?! 
— Дорогой мой хозяин, — прошипела низшая фейри, приблизилась к брюнету и, запрокинув голову, зло выдохнула: — Ты никогда не задумывался о том, что у меня может быть личная жизнь? И не с гремлином! И что красивее я хочу стать вовсе не для тебя! И надевать все те побрякушки, которые были в сейфе, — так я на рождественскую елку стану похожа. А до праздника рождения богов еще далековато, знаешь ли! Резюмируя все вышесказанное, озвучиваю тебе итог: Я на свидание иду, болва… 
Девушка осеклась, не успев закончить слово, но феникс был не дурак и прекрасно все понял. 
Правда, сейчас его занимало иное. 
— На какое-такое свидание?! С кем?! 
— Обычное, — передернула плечами и отступила гремлина. — Он из сидов. 
— Голубой?! — вытаращился Финист. — Ты совсем с ума сошла?! 
— Сам ты голубой. У сидов цвет кожи такой, и ты сам знаешь, что к ориентации это не имеет ни малейшего отношения! — рявкнула в ответ Элу, покраснев от гнева. На него, за то, что вмешивается, и на себя… за то, что глупое сердце все сильнее стучало в груди, и за надежду, что за злостью хозяина кроется нечто большее. 
— Ну да, как же, — покивал Финист. — То-то, по статистике, там почти пятьдесят процентов — бисексуалы. 
— Не твое дело, — грубо ответила Элна, но тут же прикрыла глаза и ровным тоном сказала: — Господин, вчера утром я спрашивала, будут ли у вас распоряжения для меня на сегодняшний вечер. Вы ответили, что нет, потому я посчитала возможным самой распорядится своим временем. Вы против? 
— Разумеется я не против, — в том же тоне ответил Цари. — Только назови мне его имя, будь любезна. 
— Зачем? 
— Милая, я своих… подруг проверяю, перед тем как сближаться, — холодно улыбнулся Финист. — Ты же, насколько я знаю, такой предусмотрительностью не отличаешься, потому, так и быть, я помогу. 
— В твоем случае самыми важными критериями отбора являются здоровье дамочки и «послужной список». Мало ли под кем враждебно к тебе настроенным она раньше лежала. Я же, хозяин, затаскивать парня в постель на третьем свидании не планирую! 
Из всей фразы Элу Финист услышал только одно словосочетание. 
— Это уже третье свидание?! 
— Я могу идти? — предпочла проигнорировать вопрос господина гремлина. 
— Иди, — недовольно кивнул феникс. 
Девушка развернулась и двинулась к выходу, но, остановившись в дверном проеме, сказала: 
— Его зовут Иридан Лоа. Это так… не хочу, чтобы ты ищеек посылал мне вослед. 
— И не собирался. — Финист развернулся и стремительным шагом прошел через комнату, с грохотом распахнул противоположные двери, вышел в коридор и свернул к лестнице на второй этаж, где располагались его апартаменты. 
Элу обессилено закрыла глаза и, прислонившись к одной из створок, сползла вниз. 
— Надо быть сильной, — прошептала девушка, сжимая кулачки. — Недолго осталось. Всего полгода — и все кардинально изменится. У меня будет новый хозяин, новая жизнь… но это время надо пережить. Этот разрыв. Надо на кого-то отвлечься, а Иридан — первый… после Финиста, кто мне и правда понравился. 
Гремлина встала, потерла виски, сморщила острый носик и через силу улыбнулась. Все хорошо. 
Девушка изящной походкой направилась в коридор, в свою комнату. Надо захватить сумочку, и можно идти. Сегодня у них прогулка, и нужно думать о галантном и обходительном Иридане, а не о Финисте. Противном, самоуверенном, властном, беспринципном, жестком… долго перечислять можно. Особенно когда что-то внутри шепчет совершенно иное. Заботливый, ласковый, добрый, замечательный… тот, кто три года назад подобрал маленькую слабенькую гремлину, хотя к нему на службу с готовностью пошли бы самые сильные представители ее народа. 



Александра Черчень, Анна Минаева

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться