Закон парных случаев

Размер шрифта: - +

Глава 27. Странный интерес к чужим родам

                                                                  27.

                                                       

На этот раз мне приснилось, что пучеглазый выследил меня, подкараулил в каком-то темном переулке, набросился и принялся душить. То ли в этом сне он вырос до небес, то ли я стал маленьким, но он навалился чудовищной тушей, подмял под себя, и я понял, что он просто меня раздавит.

Проснувшись с дико бьющимся сердцем, я обнаружил, что на груди у меня примостился Кот. Он спал, а внутри у него словно моторчик работал. Я спихнул его в ноги и быстро заснул под мерное мурчание. А рано утром меня разбудил очередной телефонный звонок с молчанием на другом конце.

Я не сомневался уже, что это он. Убийца. Проверяет, дома ли я. Чтобы не упустить, когда выйду. Едва дождавшись девяти часов, я позвонил следователю. И хотя я не мог его видеть, вполне мог себе представить, какую он состроил мину, услышав мой голос.

- Почему вы так уверены, что звонит именно он? – кисло поинтересовался следователь. – Может, это вам барышня какая-нибудь стеснительная названивает.

Я бы, конечно, не отказался от такой приятной перспективы. Например, чтобы мне звонила стеснительная Женя. Беда в том, что ни одна барышня не знает этого телефона. И вообще не знает, что я здесь. Скорее, можно предположить, что это бабушке звонит какой-то стеснительный кавалер, который еще не в курсе, что ее больше нет.

В общем, как любит говорить крестная, эта ворона нам не оборона. Лишних телодвижений из-за моей скромной персоны господин следователь делать не намерен. Да и что он может сделать? Приставить ко мне охрану?

Кот настойчиво пихал меня башкой под локоть, явно на что-то намекая. Я бросил ему в блюдце пару кусков колбасы. Поев, он отправился в туалет, где я поставил ему обнаруженный в кладовке лоток, и принялся яростно скрести когтями кафель, как будто намеревался найти под ним нефть.

Порывшись в сумке, я достал серые брюки и неопределенного цвета майку, намереваясь одеться как можно незаметнее, - на тот случай, если пучеглазый захочет выследить меня. И тут же разозлился на себя за эту, как мне показалось, очередную трусость. Вытащил и надел подарок Власты, ярко-красную футболку с акулой, в которой не заметить меня мог только слепой. В конце концов, если этот псих сейчас караулит меня где-нибудь за мусорным баком во дворе, то все равно увидит, даже если я напялю камуфляж.

Почему-то мне не пришло в голову, что, если он увяжется за мной на улице и я замечу его, в простой одежде мне будет гораздо легче оторваться от него.

Хотя проклятый телефон разбудил меня рано, из дома я вышел только в начале двенадцатого. Как ни хорохорился, а все равно было страшно. Поэтому и оттягивал выход до последнего. Пока не прикрикнул на себя. По улице шел, озираясь, - чудился чей-то взгляд в спину. Останавливался, оглядывался, как в плохом детективе про шпионов. И нещадно ругал себя за красную майку.

Самое страшное в маньяке с ножом или другим каким  оружием – его внезапность. Он может появиться в любой момент. Ты его не ждешь – а он вот, пожалуйста. И даже если ждешь – он может появиться совсем с другой стороны. Когда ты зазеваешься, отвлечешься или случайно окажешься в том месте, где никого нет поблизости.

А еще я никак не мог понять, паранойя у меня – или он действительно крадется за мной. Иногда я поворачивался резко, и мне казалось, что я вижу его торчащие соломой волосы и белые глаза на выкате. Но только на секунду, не больше.

В Интернет-кафе мне повезло. Я нашел на адресном сайте сразу троих Закорчевских. Оставалось только надеяться, что хоть кто-то из них окажется моим родственником.

Следующим пунктом на сегодня был институт, где работала бабушка. Его название я выписал из ее трудовой книжки, а адрес нашел все в том же Интернете. Добрался без проблем, но вот дальше приключился облом.

Меня свободно пропустили в отдел кадров. Начальница, дама предпенсионного возраста, бабушку хорошо помнила и даже отправила кого-то из подчиненных поискать в архиве ее личное дело. Вот только ничего нового я из него не узнал.

- Это раньше писали подробные автобиографии, огромные анкеты заполняли, - пояснила кадровая дама, заметив мое удивление при виде нескольких листочков в картонной папке. – Тем более, если институт закрытый, оборонный. А у нас… Так, для порядка больше.

Я пробежал глазами «Личный листок». Вероника Аркадьевна Закорчевская, девичья фамилия Чижова, родилась в 1946 году в Ленинграде, окончила школу, финансово-экономический институт, работала в разных местах бухгалтером или экономистом. В 65-ом вышла замуж за Григория Ивановича Закорчевского. Дочь Ольга 1966 года рождения. Вот, собственно, и вся биография. Несколько служебных записей: принята, переведена с одной должности на другую, уволена.



Татьяна Рябинина

Отредактировано: 25.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться