Закон парных случаев

Размер шрифта: - +

Глава 54. Те же и Ванька

54.

 

- Ну ты, Мартин, и мудила, - сказал Ванька, отчаянно морщась и пытаясь подняться.

Он тоже говорил по-русски с акцентом, почти незаметным, но все же. Я вспомнил, как только что думал о своих ассоциациях, связанных с русским матом в устах иностранца, и усмехнулся.

- Еще и ржет, зараза! Кстати, наздар* [*Nazdar – привет (чеш.)]!

- Откуда ты взялся? – я протянул Ваньке руку, и он с кряхтением встал с асфальта, потирая плечо, - видимо, туда угодил разряд шокера.

- Я б тебе ответил, но не знаю неприличной рифмы к «откуда».

Я знал, но подсказывать не стал. Еще чего!

- Из Москвы, откуда еще. Позвонил матери, она рассказала, что у вас произошло, да? Ты это… Я тебе соболезную. Правда.

- Спасибо. Ты прости, что я так. Не сообразил, что это ты. Подумал, что… Ладно, пойдем.

Ванька подхватил стоящую у двери сумку, и мы вошли в парадное.

- Я тебе позвонил вчера, думал, встретишь на вокзале. Мужик какой-то сказал, что ты будешь вечером, да? Вечером еще раз позвонил – все равно нет. Ну а с мобильника потом уже не стал перезванивать, решил, что сам как-нибудь доберусь.

- Так это ты звонил? – я понял что выражение про гору с плеч не такое уж и преувеличенное. Мне как будто даже стало легче дышать. – А телефон как узнал?

- Ну ты, Мартин, даешь! – присвистнул Ванька, теребя сережку в ухе. – Конечно, мать дала. И адрес. И даже намекнула прозрачно, что не мешало бы к тебе съездить, да? На мобильный тебе пробовал дозвониться – фиг.

- Ну да, у меня же здесь другой номер, местный. Слушай, а я ведь и забыл совсем, что дал крестной адрес и телефон. Прикинь, какие ужасы себе напридумывал, когда Виктор сказал, что кто-то звонил и меня спрашивал.

Лифт не работал, и мы медленно плелись пешком, останавливаясь передохнуть на каждой площадке: Ванька пожаловался, что после удара током у него кружится голова.

- Какие еще ужасы? – не понял он. – И что за Виктор? А еще объясни, плиз, какого хрена ты мне сразу не позвонил, а? Друг называется! Я тебе что, чужой человек? А если б у меня несчастье какое произошло, ты тоже в нору забился бы?

Я почувствовал, что краснею. Мне нечего было ему сказать. Наверно, он прав. А я – нет. Неправ в том, что пытался очертить вокруг себя круг и не пустить в него даже самых близких: крестную, Ваньку, Женю. И пусть даже я рассказал все и Тамаре, и Жене, и даже бате, но все как-то нехотя, словно через силу. Наверно, не только счастье может быть эгоистичным, но и горе: оставьте меня в покое, я скорблю, мне не нужна ничья помощь, и сочувствие тоже не нужно.

- Прости, Вань, - вполне искренне сказал я. – Мне, наверно, после всего этого крышу снесло. Как ты говоришь, забился в нору. Я тебе все расскажу. А Виктор – это друг брата одной моей знакомой девушки. У меня пока живет.

- Кто? – наморщил лоб Ванька. – Живет кто у тебя? Друг, брат или девушка?

- Баран тупой! – фыркнул я. Такой обмен напускными грубостями был у нас в порядке веще. – Брат, конечно. То есть нет, друг брата.

Виктор, на наше счастье, оказался дома. Я познакомил их с Ванькой, потом из кухни появился Кот, потерся о Ванькины брюки, оставляя на них клочья шерсти, и устроился на своем насиженном, точнее, належенном месте под табуреткой.

Отправив Ваньку смывать дорожную грязь, я поставил мобильник на зарядку и позвонил с городского телефона Жене. Она была уже дома, сказала, что пишет отчет о практике, а Маркина так и не нашла. Что-то в ее голосе мне не понравилось.

- Жень, все в порядке? – спросил я встревожено.

- Да, все в порядке, Мартин, - ответила она с преувеличенной радостью в голосе.

- Ну-ка рассказывай! – приказал я. – Пока Саше не позвонил. Ты что, хочешь, чтобы он вернулся?

- Нет! – крикнула она и вдруг всхлипнула. – Мартин, мне кажется, я видела одного из них. Помнишь, с рваным ухом.

- Подожди, не реви. Видела или кажется?

- Не знаю. Может, кто-то похожий. Стоял у прохода, который рядом с детским садом. Я обошла дом и с другой стороны зашла, где магазин. Ты скоро приедешь?

- Послушай, Жень, тут мой друг появился. Из Праги. Вернее, он был в Москве и вот приехал сюда. Может, ты вызовешь такси к дому и приедешь сюда сама? Я тебя встречу и расплачусь.

- Еще чего, - отрезала Женя. – Ночевать в одной комнате с тремя мужиками! Вы ж наверняка все храпите. Лучше бери своего друга и приезжайте сюда. У нас есть раскладушка. А Витька пусть твою хату постережет еще.

Ванька немного поломался для порядка и согласился. Виктор тоже не возражал. Я оставил ему денег, чтобы он покупал еду Коту, собрался и вызвал такси. Может, конечно, Женя и ошиблась, но мне не хотелось лишний раз рисковать. Лучше уж подъехать прямо к дому. Конечно, ждать могли и на лестнице, но ходить, как Виктор, через чердаки и подвалы я не умел. К тому же я вполне мог отправить Ваньку на разведку – его-то ведь скины не знали. Отлично зарекомендовавший себя на практике шокер я, разумеется, взял с собой.



Татьяна Рябинина

Отредактировано: 25.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться