Закон парных случаев

Размер шрифта: - +

Эпилог

Женя сидела в коридоре на диванчике и, похоже, дремала. Услышав мои шаги, она открыла глаза и вскочила.

- Где Ванька? – спросил я.

- Поехал обратный билет покупать. Сказал, что завтра должен кровь из носу уехать или улететь в Москву. Надо было сразу брать туда и обратно, а он недопетрил.

- Недо… что?

- Не сообразил. Как там? С мамой? Она тебе все рассказала?

- Да. Только давай потом, ладно? Сейчас вызову такси, поедем к тебе, дождемся Ваньку. Надеюсь, ты не возражаешь, если я у тебя поживу до свадьбы? Если, конечно, Саша не будет против.

- А Саша может и у тебя пожить, ему не вредно, - улыбнулась Женя, поддерживая меня под локоть, чтобы не слишком уж качало на ходу. – Только…

- Да понял я, понял. Я буду спать на диване, не вопрос. Если уж для тебя это так принципиально… Кстати, заедем на минутку ко мне. Отпустим Витю с боевого дежурства. И я заберу кое-что, пакетик один. Да, и давай еще Кота возьмем с собой, хорошо?

- Не Кота, а Гота, - улыбнулась Женя. – Кстати, Ванька сказал, что на нашу свадьбу обязательно приедет сюда. Вместе с родителями. И что у него есть знакомая девочка-дизайнер. Она тоже гот. И он попросит ее сшить мне готичное свадебное платье.

- Кошмар! – застонал я.

- Ты придурок, Мартин! – фыркнула Женя. – Я же непорочная лилия, мне положено на свадьбе в белом. Но фасон будет сугубо средневековый.

Когда мы уже ехали к ней домой, Женя спросила, почесывая сидящего в бабушкиной хозяйственной сумке Кота-Гота:

- Мартин, а можно тебе глупый вопрос задать? Мы венчаться будем?

- Если нет, мама откусит мне голову. Конечно, будем.

- А где, здесь или там?

- Как хочешь.

- Я хочу здесь. И чтобы нас батя обвенчал.

Тоненькая бурая змейка подняла голову. Ага, вот так и бабушка была влюблена в Булыгу, прошипела она. Он женился на другой, а бабушка пошла в разнос, как сказала мама, и вышла замуж за первого попавшегося парня, который состряпал ей ребенка. Без любви.

Заткнись, гадина. Я тебя не слышу.

Мы с Тамарой ходим парой, не унималась змея. Дед и бабушка умерли от инсульта. А Настя и мамина подруга Вика – во время родов. А…

Я сказал, заткнись. Женя говорила, что эта двойная цепочка разорвется, если хотя бы одна из пар на самом деле окажется не парой. Так вот она и порвалась. Мама и Настя не были беременны одновременно. И тем более от одного мужчины. Так что теперь я перестану выискивать пары везде, где только можно. А они оставят в покое меня.

- Мартин, - Женя дотронулась до моего локтя. – Ты мне только одно скажи, если можешь. Помнишь, ты говорил, что должен узнать правду о своих родителях, чтобы понять, кто ты такой на самом деле? Сможешь ли понять и простить их, что бы они ни натворили?

- Помню, конечно.

- И… как? Ты смог?

Она смотрела на меня, широко раскрыв глаза. Кот-Гот приоткрыл один желтый глаз и тоже посмотрел на меня в упор, словно присоединяясь к ее вопросу. Что я мог им ответить? Наверно, только правду.

- Пока еще не знаю, Жень. Сейчас мне кажется, что понял и простил их всех. Олега, Настю, маму, отца. Настоящих родителей и приемных. Но как оно на самом деле? Представь, что у тебя болит зуб. Ты приходишь к врачу, тебе делают укол и зуб этот вырывают. Ты выходишь, идешь и радуешься, потому что все хорошо, ничего не болит. Ну, может, щека только немного деревянная. А потом заморозка отходит, и начинается такое… И еще неизвестно, когда болело больше, до или после. Вот и у меня сейчас такая… заморозка. Шок, одним словом. И я, наверно, долго еще буду мучиться. Вспоминать. Одних оправдывать, других обвинять. Прощать и снова обвинять. Представлять, как могла бы сложиться жизнь, если бы все было так. Или вот так. Или вот эдак. Поэтому понять себя… Наверно, это будет еще нескоро. И трудно. Но ты ведь поможешь мне, правда?



Татьяна Рябинина

Отредактировано: 25.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться