Закон подлости гласит...

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая.   … никогда не недооценивай силы человеческой наглости

  • восемнадцатая. … никогда не недооценивай силы человеческой наглости

Закрывайте быстро дверку! К нам нагрянула проверка!

«Попала в лапы эскулапам!» - вздохнул ангел, горестно закатив глаза.

- А если попробовать дать ей воды из пиалы Ардала? Думаете, что тогда сердце встанет на место? – поинтересовался кто-то из «целителей». – Правда на ее использование нужно получить разрешение у Освальда и собрать кучу подписей…

- Думаешь, это – проклятие или болезнь? – поинтересовалось «светило». – Пиала Ардала снимает любое проклятие и исцеляет любую болезнь. Я поговорю с Освальдом, но он ее никому не дает. Думаю, что будет лучше попробовать своими силами!

И тут в коридоре раздался шум. Знакомый голос, от которого я тяжело вздохнула, раздавал указания. Я уже думала, что мне придется защищаться от диссертации. Боже! Есть у Альберта отличное качество. Умение появляться ВОВРЕМЯ! Он, очевидно, договаривается с моими неприятностями заранее… А может, он просто спросил редактора, о чем я пишу?

- Где она? Мне что? Каждую палату обыскивать? Все нарушения фиксировать! – голос сопровождался топотом ног.

- Что все это значит? – возмутилось «светило», оглядываясь по сторонам. – Нас не предупреждали о проверке!

Шум приближался. Знакомый голос звучал все отчетливей.

- На втором и третьем этажах ее нет! – раздался незнакомый голос. – Четвертый этаж сейчас осматривают.

- Тщательно осматривайте, - услышала я ответ. – Все двери, все кабинеты. А мы пока осмотрим первый.

- Сюда нельзя. Здесь у нас хранится инвентарь и медикаменты… Мы просто забыли повесить табличку… - заблеял кто-то под самой дверью.

- Знаете, у меня есть две любимые фразы при обыске. «Сюда нельзя» и «здесь нет ничего интересного»! – услышала я знакомый голос в коридоре. – С дороги. Я вежливо попросил. Могу попросить невежливо, но это будет больно. И потом не говорите, что я не предупреждал. Мне потом будет очень стыдно, я даже извинюсь перед вами.

- У нас по документам никто с таким именем не поступал. Вот журнал. Смотрите сами! Все посетители за день! – услышала я женский голос, сопровождаемый спешными шагами. – Анабель Эрланс к нам не поступала. Простите, это случайно, не та журна…

- Альберт! – взвизгнула я, порываясь встать. – Я здесь! Меня тут разрезать собрались!

Через секунду дверь открылась. На пороге стоял Альберт без маски, но в плаще и в перчатках. Рядом с ним маячило человек десять из инквизиции.

«Он нам апельсины принес?» - оживился ангел, вспоминая, с чем мы обычно ходили навещать «болящих». Апельсинами не пахло. «А почему он с пустыми руками?» - разочарованно вздохнул ангел, не видя ни шоколадки, ни апельсинов. «Он принес «звиздюли». Не переживай, нам тоже перепадет!» - хмыкнул демон.

Альберт внимательно осмотрел плесневелые выцветшие обои, старые кровати с древними, как ископаемые экскременты мамонта, матрасами, бабульку, которая потеряла дар речи, кутаясь в одеяло и забиваясь в угол, паренька, которому было фиолетово, а потом его взгляд остановился на мне. На фоне жутко грязного матраса без простыни, подушки и одеяла, я смотрелась неплохо. Судя по взгляду, это - последнее, что он мечтал увидеть в своей жизни.

- Прекратить поиски, – приказал Альберт, убивая взглядом «светило». Я начинаю обожать этот взгляд. Он смотрит на всех, как на некое существо, случайно выбравшееся из бездны, с легким намеком, что не мешало бы заползти обратно. По-хорошему. Интересно, наступит ли тот день, когда я начну различать оттенки эмоций в его глазах?

- Де… девушка жаловалась на боли… Нам просто некуда было ее поместить… Понимаете, родственники от нее отказались… Эм… Денег у нее с собой не было… - заблеял кто-то из «целителей». Я по лицу Альберта видела, как его радует каждое слово. – Мы ее пока поместили сюда. Временно! Подчеркиваю. Временно. Ну не в коридоре же ее оставлять. У нее врожденный порок сердца. Она, если можно так сказать, уже … эм…. нежилец…

- А теперь еще раз. И очень-очень медленно. Повтори все, что только что сказал. И я тебя умоляю, думай над каждым словом, - Альберт не сводил с меня глаз. – Так, где Освальд? Где администрация?

«Да! Освальд с таким подходом должен спать одетым с тревожным чемоданчиком в руках!» - съехидничал демон. – «Я бы на его месте просыпался с сиплым: «Шо? Опять?». «Ага!» - согласилась я. – «А теперь мы дружно позовем кого? Пра-а-авильно! Канцлера от магии! Ос-вальд! Ос-вальд!»

- Вы ее знаете? – осторожно поинтересовался кто-то из «эскулапов». – Вы знакомы?

«Порок сердца», как выяснилось, передается еще и воздушно-капельным путем, потому, что после ответа, за сердце схватились все, включая «светилу». Он вообще сполз по двери, будучи не в курсе нашей личной жизни.



Кристина Юраш

Отредактировано: 11.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: