Закон подлости гласит...

Размер шрифта: - +

Глава двадцатая. …  годами корпишь над научным открытием, вдруг узнаешь, что дилетант его сделал за день! За день до тебя.

Глава двадцатая. … годами корпишь над научным открытием, вдруг узнаешь, что дилетант его сделал за день! За день до тебя.

Если крадешь у одного — это плагиат,

если у многих — это исследование.

Я сидела на перекрёстке двух темных дорог и усмехалась своим мыслям. Можно, конечно, терпеливо ждать «а вдруг все изменится?» или «а вдруг все станет лучше?». Ага, внезапно. Внезапно бывают только полосочки на тесте. То, что я не оставила ему кольцо это означает то, что я готова вернуться, а то, что я ушла – это молчаливый протест против принципиального «спать раздельно». Все предельно ясно. Можно засунуть в руки свечку и молча плыть трупиком Офелии по течению совместной жизни, по принципу «ТСС» - терпеть, страдать, соглашаться, но я уже побыла «терпилой». Именно поиски компромисса и умение отстаивать свои интересы, учитывая интересы другого – вот основа серьезных отношений. Скандалы, истерики, обиды и слезы приносят только видимость результата, но не сам результат. Хватит, я уже сходила замуж для «галочки». Галина Викторовна, моя мама, была счастлива. «Как у всех!». «Терпи!». «Я же всю жизнь терпела, вот и ты терпи!». «А кто должен мыть за собой кружку? Ты должна мыть за всеми! Это – твоя святая обязанность! Твой муж устал на работе!». «А ничего, что я тоже работаю? И я - основной бюджетообразующий член семьи?». «Я всю жизнь на двух работах горбатилась! И тебя тянула, и отца твоего непутевого и гулящего! И готовила, и стирала, и убирала!». Эти и другие этюды в исполнении моей мамы я слушала целый год. Так что мужик – домашнее животное в моей семье это – норма! Нормальный мужик – патология, требующая срочной «утилизации»! И знаете, если бы не мысль о том, что в моем мире меня уже похоронили, я была бы счастлива. Жить без подсказок и «у меня же опыта побольше твоего! Я всю жизнь с козлом прожила! Смотри и учись!», - это чудесно. Воистину.

«Ага, еще скажи, что очередные твои неприятности – это повод для Альберта переосмыслить ваши отношения и согласится на твои условия!» - усмехнулся демон. – «Попереживает, согласится на все, а того и глядишь, распробует! Прямо как ты и оливки. Кушать было нечего, пошла на компромисс с желудком, достала завалявшуюся, но так и не использованную на празднике, банку оливок, которые на дух не переваривала, открыла, скривилась, съела пару штук, а потом …ой! А ведь вкусно!».

- Почти уговорил! – усмехнулась я, глядя на левый проход. Мой голос отдался гулким эхом под сводами подземелья и разнесся темными коридорами. Я – не полуфабрикат, из которого можно слепить все, что угодно. Я – готовый продукт. Не нравится – выплюньте.

«Ой, мамочки! Я темноты боюсь!» - икнул ангел. – «Особенно, когда ты лежишь, а в ней что-то клацает и шуршит!». Демон закатил глаза. «Слушай, пернатый, мужик ты или как? Я вот смотрю на тебя и думаю, чего ты ноешь, как девчонка?». Ангел помялся, ковыряя пальчиком надгробие совести. Они когда-то были закадычными друзьями.

  • посидела еще немного, обдумывая сложившуюся ситуацию. Я спокойно отреагировала на то, что ему не нравятся прикосновения, но фраза «спать раздельно» попахивала принципом. А на жестких принципах отношений не построишь. Скажу честно, я была бы рада просто посидеть и поговорить на эту тему, но раз один идет на принцип, другой автоматически идет нафиг. Так вот, «нафиг» я уже год ходила как на работу. Поверьте, там нет ничего интересного. Там есть отель «Обида», с видом на море Разочарования, впадающего в океан Сомнений. А из пены морской, словно Афродита, каждый раз рождаются извечные комплексы.

Я поочередно осветила оба туннеля. Левый или правый. «Направо иди!» - взмолился ангел. – «Я точно уверен!».

Я вздохнула и пошла направо. Слабый свет, который просачивался сквозь мои пальцы, освещал старые стены. Где-то капала вода. Я прислушалась. Ничего подозрительного. Мой путь в темноте продолжался. Я даже наткнулась на лестницу, ведущую наверх. Взобравшись по ней, я уперлась в закрытый с той стороны люк.

«Интересно, Альберт уже в курсе?» - спросил ангел, сильно переживая. «Судя по отношению магов, он будет в курсе только в том случае, если кому-то из инквизиции приспичит в туалет недалеко от Академии, а там табличка «Снова закрыто на ремонт!»» - усмехнулся демон. – «Не переживай. С твоего похищения наверняка еще остались листовки!»

Так! Мне кажется, или я здесь уже была? Снова два коридора. Теперь куда? Направо или налево?

- Налево! – осмелел ангел, удивляясь тому, что впервые в жизни я слушаю его советы. По стенам текла какая-то странная жидкость ярко голубого цвета. Следом за ней была радужная… Такое чувство, что все реагенты Академия сливает в унитаз.

Однажды я свернула в какой-то странный тупик, где лежало… Фу! Тело! Правда, от него мало что осталось. Одежда и кости… Я присмотрелась. Остатки одежды напоминали форму студентов Академии. Я даже разглядела пришитый к груди герб. В руках скелета была сжаты какие-то бумаги, на груди висел молочно-белый кристалл телепортации, а на черепушке, украшенной темными волосами, были круглые очки. Я осторожно, морщась от брезгливости, сняла с шеи скелета кристалл. Голова отвалилась и покатилась мне под ноги!



Кристина Юраш

Отредактировано: 11.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: