"Закрой глаза..."

Размер шрифта: - +

Глава 8. Постылые

– Джиллиан, как ты себя чувствуешь?

Я вынырнула из океана отрешения и удивленно огляделась по сторонам. Мы находились внутри небольшого шатра. Я отдыхала на небольшой подстилке, служившей чем-то вроде матраса, а на моем лбу лежала влажная тряпица, которая не давала мозгу перегреться. Дан сидел на соседнем матрасе и обеспокоенно глядел на меня.

– Чувствую? Живой, – пробормотала я, убирая тряпку со лба. Видимо, я и не заметила, как успела отключиться и задремать. В какой-то миг все произошедшее показалось мне сном. Может, я открою глаза, и снова окажусь дома? В своем времени, среди людей, которых знаю и к которым привыкла. Увы, последние несколько дней были не сном, скорее кошмаром наяву.

– А если серьезно, как ты? – не унимался Дан. Я издала приглушенный стон, вспомнив все, что мы наговорили друг другу в клетке, думая, что это последние часы нашей жизни. И то, что было потом. В тот миг это казалось правильным, но сейчас… тяжело об этом думать.

– Если серьезно, то рада, что нас не сожгли, – осторожно села я. В глазах не потемнело, уже хорошо.

– Это да, – кивнул Дан, потирая виски. – Но это ведь еще не все. Мы попали к магам!

Голос Дана прозвучал оживленно, слышались нотки нетерпения и радости. Он соскучился по магам за последние несколько дней? Я не испытывала никакого веселья. Просто так нас наверняка не спасли бы, не будут же они рисковать и вытаскивать из беды каждого мага? Тогда инквизиция давно подавила бы данное сопротивление в зародыше. Значит, они что-то от нас ждут. Может, думают, мы можем обращаться в таких же птиц, как этот мужчина-орел? Я поделилась своими мыслями с Даном, на что он неопределённо пожал плечами.

– За спасение своей жизни я не поскуплюсь в благодарности и сделаю все, что они скажут. Если, конечно, это не будет самоубийство или что-то вроде этого. А ты как-то совсем уж настроена пессимистично. Ждешь подвоха?

– Не знаю, – вздохнула я, оглядывая небольшую палатку, которую нам выделили для отдыха. Увидим.

Едва я успела сказать это, как в палатку вошел уже знакомый нам смуглый мужчина, умеющий обращаться в орла. Он был старше нас едва на пять-шесть лет, но давил на нас незримой энергетикой невероятно сильного человека, из-за чего мы с Даном ощущали себя мелкими и слабыми, особенно после всех пережитых событий.

– Надеюсь, вы пришли в себя. После полета, даже такой небольшой продолжительности, бывает достаточно сложно, – мужчина сделал ярче свет в маленькой лампе, что стояла в уголке, пододвинул небольшой табурет и сел у прохода между матрасами. Макушкой он чуть-чуть не задевал верхушку шатра. – Как вы себя чувствуете?

– Уже лучше. Спасибо, – пробормотал Дан и кинул на меня взгляд. – Вы спасли нас…

– Да-да, – мужчина резко прервал слова Даном взмахом руки. – С вашего позволения, я хотел бы сначала узнать, как мне к вам обращаться. Мое имя – Рэндолф, но можете называть меня Рэн. И я, как вы могли уже догадаться, являюсь магом высшего пилотажа. Во всех смыслах, – усмехнулся он.

Движения и речь Рэндолфа были поставленными и изящными. Может, он в прошлом был придворным? Хотя это довольно сложно представить – маг и при дворе короля. Для нашего времени норма, но если верить нынешнему учебнику истории, таким как Рэн лучше держаться как можно дальше от замков и городов. Или держи друзей близко, а врагов еще ближе? Мне стало чрезвычайно интересно послушать его историю.

– Меня зовут Джиллиан, – опомнилась я, осознав, что Рэн смотрит на меня уже слишком долго и заинтересовано. Затем бросила взгляд на Дана, который задумчиво чесал затылок. Подхватил все-таки что-то в подвале? Надеюсь, на меня не перепрыгнет!

– Данвильх, или просто Дан, – опомнился он и протянул руку Рэну. Мужчина крепко пожал его ладонь и вновь темно-карие глаза мужчины скользнули по мне. Я тоже с интересом глядела на него, надеясь получить ответы на множество возникших вопросов.

– Итак, теперь, когда мы знаем, как обращаться друг к другу, пора перейти к главному. Вам, верно, чрезвычайно интересно узнать, кто мы такие и почему мы вас спасли.

– Ага, – подтвердил Дан, устраиваясь поудобнее. Он подобрал ноги, и положил на колени локти, подпер голову руками.

– Мы – орден отверженных и изгоев, – до зубного скрипа официально произнес Рэн, – мы называем себя постылыми. Странное слово, знаю, но так уж у нас повелось. Мы так надоели королю, просто опостылели, что он решил стереть нас с лица земли. Но небольшая группка людей смогла выжить под этим гнетом, чтобы нанести ответный удар королю. Мы хотим заявить, что больше не будем крысами на банкете котов, и хватит уже пить нашу кровь. Нам дана великая сила не для того, чтобы мы прятались в горах, пугаясь собственной тени. Люди должны принять нас назад, и снова почитать нашу силу, как тогда. С восьмого по десятый век было золотое время магии. Тогда маги были действительно сильные, и их было не так уж много, чтобы ценился труд каждого.

Его голос был наполнен торжеством и восхищением. Этот Рэн очень красноречив. Наверное, он главный во всем этом революционном движении, или как это еще назвать? Но вдруг его лицо переменилось, от чего мне резко захотелось втянуть голову в плечи.



Кэтрин Бат

Отредактировано: 24.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться