Залив Кресса

Размер шрифта: - +

Залив Кресса

Босые ноги покрыты белым соляным налётом. Морские воды не берегут женскую кожу, а злые ветры, словно кистью, быстро рисуют морщины, не щадя недолговечную молодость. Завитки светлых волос щекочут шею, и стучат разноцветные бусинки, коснувшись плеч.

Фаль устало смотрит на горизонт. Взгляд лазурных глаз что-то выискивает вдалеке. Пламя заката обжигает тяжелеющие веки, а руки немеют под весом корзины с ундарией. Воды залива разбиваются о скалистый берег. Белая пена бурлит, и разъярённо гремит морской бог Арран.

По волнам скользит чёрная тень. Острый, словно клинок, плавник пронзает стихию. Скоро заволочёт небеса бархатной тёмной синью, и только свет блестящего тела морской твари озарит этот мрак. Смерть пришла в тихий, уютный мир племени Мейен.

Наследие Аррана, Ашшан, снова возвращается к острову. Акулья кожа так черна, будто натёрта углём, а прочна, как лучшие доспехи воинов Великого Короля. Не пробить чешую никаким мечом. Твари не страшен даже самый отважный боец – не родилось ещё такого, чтобы сразиться на равных. Она мечется вдоль берегов острова, выискивая, чем поживиться.

Тело Фаль пронзает острое жало страха. Лик девушки белеет, и морщинка ложится тонкой нитью на лоб. Там, в далёких водах океана, мчится по волнам отцовская шхуна. В жилах стынет кровь Фаль, когда она смотрит на могучее, громадное тело Ашшана. «Уходи! Уходи!» – шепчут её бесцветные губы. Солёные брызги мочат тонкую ткань рубахи, и холод дарит островитянке свои объятья.

Акула чувствует тепло. Ашшан разворачивается и уплывает, а сердце Фаль покрывается тоненькой корочкой льда. Морское чудовище чует любимый дурман – запах человеческой крови. Ашшан никогда не отступает, и пощады не будет.

Тем временем, жизнь племени Мейен идёт своим чередом: где-то мать укладывает спать детей, где-то неспешно едет телега возницы, а где-то идёт схватка. И только Фаль, горбясь, как древняя старуха, чувствует тяжёлый вкус беды на своём языке.

Судьба преподнесёт новое блюдо жителям островов, и они не смогут его не отведать.  Только яд в том даре придаёт странную горечь…

Отпечатки маленьких, будто детских ножек, остаются на чистом, девственно-белом песке. Ласковой рукой ветер касается волос Фаль, и звенят маленькие, разноцветные бусины. Одежды, пёстрые и яркие, столь любимые всеми детьми океана, промокают и неприятно холодят кожу.

Взгляд тёмных, холодных глаз не отпускает провидицу. Раздаётся тревожный крик чаек. В воздухе нарастает запах грозы. Вдали под холодными лучами заходящего солнца блестит акулья шкура. Яростный хищник выискивает жертву. Для него океан, что родной дом, а для людей – лишь приют и временное пристанище. Залив Кресса рад приветствовать своего хозяина, и он легко бросит моряков на растерзание морской твари, вернувшейся в родной чертог. Та же никогда не отпустит свою добычу.

Учащённое сердцебиение Фаль играет сладкой музыкой для владыки пучины. Желая сильнее ударить по ней, Ашшан догоняет шхуну. Девушка прижимает крепче к груди корзину, словно та cможет защитить её от потери.

***

Жители океана получили в дар поцелуй морской стихии, и все они непостоянны, переменчивы и дики. Шумит базар, заглушая птичьи крики. Пахнет морем, дешёвым ромом из соседней таверны и рыбой, чей дух так сильно, кажется, въелся в кожу, что не выветрится уже никогда. Но хотя вонь морских гадов заставляет других людей брезгливо морщиться, Фаль к ней привыкла.

Девушка поддевает ногтем маленькую чешуйку, случайно попавшую на запястье. На прилавке лежат осьминоги, кальмары и устрицы. Последнюю рыбину продали минуту назад. Младшая дочь пекаря, та, чья кожа вся в язвах от пережитой в детстве проказы, приобрела продукты на ужин своей семье. Фаль жаль ее, но жизнь жестока и нещадно наносит свои удары.

Сквозь рыбий дух ощущается тяжёлый запах крови. Стоит Фаль закрыть глаза, и она видит людей, чьи жизни были отданы ради осьминогов и каракатиц. Команда отца вернулась не в полном составе, и тела погибших моряков уже никогда не будут похоронены по традициям северных людей, передавшимся островитянам от предков. Вместо этого морская волна мягким одеялом легла на их податливые, мёртвые тела, укрыв от жёсткого, палящего солнца. Этой ночью, встречая родителя, дочь едва сдержала рыдания. Она знала, что стоит влаги показаться на глазах, как слёзы польются и их уже будет не остановить.

Любимый отец Фаль, Элан, выжил. Вернулся домой, потому как опасный морской хищник отчего-то вдруг передумал нападать. Тот развернулся и скрылся вдали так быстро и неожиданно, как и появился. Ашшан уничтожил половину команды, но неожиданно решил пощадить остальных моряков.

«Почему? – теперь задаётся вопросом племя Мейен, бросая лукавые взгляды на выживших. – Почему вдруг непобедимый хозяин океана уплыл?» Но Фаль даже не думает над этим. Она радуется за отца, хотя её сердце гложет тоска по убитым. Ей нет дела до странных загадок, оставленных морской тварью.

Но смерть стоит за спинами жителей островов. Дочь моряка чует её смрадное дыхание и слышит песни, которая та тихо нашёптывает.

Когда девушка приходит домой, то чувствует, как вся кожа покрывается мурашками от дурного предчувствия. Скупые отцовские слёзы льются жгучим ядом на сердце Фаль, разрывая его на части. Она никогда не видела Элана плачущим: ни когда мать издала последний вздох, ни когда младший братишка, оступившись на скалах, окрасил своей кровью прибрежные камни. Отец всегда олицетворял для дочери силу, и увидеть его сломленным всё равно, что лишиться надежды.



Александра Елисеева

Отредактировано: 11.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться