Заложница артефакта

Размер шрифта: - +

Глава 29. Или нет

— Фер из рода Справедливых, добровольно ли ты берёшь в жёны Алису из рода Миротворцев?

Услышав свою «фамилию», искажённую по местным обычаям, она поморщилась, но тут же расслабилась, почувствовав, как Фер сжал её руку.

— Да, это моё желание.

— Алиса из рода Миротворцев, добровольно ли ты вступаешь в брак с Фером из рода Справедливых, правителем Ностра-Дамнии?

— Да, это моё желание, — повторила Алиса слова Фера.

— Да исполнится воля Великого Магистра, а я, её проводник, объявляю вас законными супругами! Ступайте по жизни рука об руку, любите друг друга и заботьтесь друг о друге и о ваших будущих детях!

Жрец поднял руки к небу и провозгласил:

— Слава молодожёнам! Возрадуемся за них!

Фер обнял Алису за талию и привлёк к себе:

— Вот и всё! Теперь ты моя жена! — и поцеловал. Алиса замерла, наслаждаясь вкусом его губ, и повторила про себя, точно эхо: «Жена, я жена…» Хор затих, а лужайка взорвалась криками, улюлюканьем и свистом. Алиса вздрогнула, напряглась, готовая бежать куда подальше, но Фер не выпустил её, лишь крепче прижал к себе, шепнул:

— Ничего не бойся, это традиция такая! Больше шума — больше счастья для новобрачных!

— Надеюсь, яйцами и помидорами нас не закидают, — пробормотала она ему в шею. Вдохнула запах его тела, обняла за талию и тихонько вздохнула, ощутив полное умиротворение.

Фер помог Алисе спуститься по ступенькам беседки, и гости окружили их. Были только те люди, которые жили и служили во дворце. Слуги почтительно кланялись и поздравляли Фера, немного настороженно держались с Алисой, не понимая особо, кто она и откуда взялась. Канцлер был сердечен, насколько таким может быть человек, явно страдающий от избыточного веса, потливости и гипертонии, от избытка чувств обняв Фера и склонив голову в сторону Алисы. Его жена молча присела в книксене перед ней, и Фер сказал:

— Госпожа Ларрель подберёт для тебя горничных. Она управляет хозяйством.

— Спасибо, — ответила Алиса, только чтобы что-то сказать. Ей вдруг стало страшно и как-то безысходно, оттого что вокруг незнакомые люди, незнакомая жизнь, правил которой она не знала. Всё здесь в один момент показалось чужим и ненастоящим. «Возьми себя в руки!» — приказала она сама себе и испугалась от боли в стиснутых зубах. Божечки, надо расслабиться уже, наконец, но как? Даже не выпьешь: кто знает, а вдруг она и вправду беременна!

Валь, дикий северянин, и обе его сестры подошли к новобрачным. Они по очереди обняли Фера, так же по очереди поклонились Алисе, и Валь сказал негромко:

— Поздравляю вас! Вы самая красивая пара, которую мне приходилось видеть. Прошу нас простить, но обстоятельства зовут нас вернуться на родину. Наш вождь серьёзно болен, он требует меня.

— Эх, жаль, что вы не останетесь погостить хоть недельку! — искренне огорчился Фер. — Брат, я так рад, что встретил тебя и вас, девочки, тоже! Вы всегда будете желанными гостями в Ностра-Дамнии!

— Мы обязательно приедем в скором времени, — ответила сероглазая Лива с тёплой улыбкой и, словно вспомнив, сняла с шеи один из многочисленных шнурков с амулетом, протянула его Алисе: — Вот, возьми. Это зуб пещерного волка, он охраняет детей от болезней и злых людей.

Алиса покраснела, но взяла желтоватый, слегка изогнутый клык с просверленной дырочкой для шнурка. Фер внимательно посмотрел на неё, но воздержался от комментариев. Он ещё раз с чувством обнял Валя, хлопнув его по спине:

— Ты спас мне жизнь, брат. Как отблагодарить тебя?

— Ты уже это сделал, — засмеялся Валь, вернув ему хлопок в плечо. — Мы прошли обряд посвящения и станем уважаемыми людьми!

— Ну смотри, я ведь был готов пустить тебя в сокровищницу! — с серьёзным лицом ответил Фер. Девушки переглянулись и хмыкнули. Валь скривился:

— Чего я там не видел, в твоей сокровищнице! Дохлых мышей, что ли?

Алиса представила себе картинку: мрачный тёмный зал сырого подземелья, забитый пустыми сундуками, и мохнатые серенькие трупики с длинными хвостами. Её аж передёрнуло и чуть не стошнило, поэтому она сдавленно попросила:

— Давайте лучше о цветах поговорим!

— Прости, — покаянно попросил Валь. — И правда, не стоило…

Откуда-то из-под ног выбежал рыжий юркий зверёк с длинным хвостом и прыгнул передними лапками на грудь Валю. Тот проворно схватил лиса за шиворот и встряхнул:

— Ты чего на людей кидаешься, а?

— Ваша милость изволит уезжать, а заговорённый ошейник с меня кто снимет? — писклявым голоском пожаловался Атас. Валь поджал губы:

— Ишь ты! Как убийцу ловить — так спрятался, а как всё затихло — тут как тут!

— Я ведь вам помог, ваша милость, не ругайтесь! Уж снимите, будьте благородны! А то я и к хозяйке на глаза не смею показаться!

Валь опустил лиса на землю и стащил с его шеи цепочку с висюльками:

— Ладно, живи! И правда помог, ничего тут не возразишь.

Лис радостно улыбнулся — именно так выглядела его раскрытая пасть — и поклонился северянину, припав на передние лапы:

— Премного вам благодарен! До встречи, господин!

И убежал, ловко лавируя между гостями.

Когда северяне ушли, Фер повернулся к Алисе и кивнул на зуб пещерного волка:

— Она в курсе чего-то, что и мне стоит знать, или у неё просто не было другого подарка?

Алиса взглянула на амулет, который держала в сжатом кулаке, и подумала, что надо куда-то его убрать. Жаль, что в прекрасных платьях с кринолином не предусмотрены карманы. Поэтому она просто надела шнурок на шею. Зуб удобно улёгся в ложбинку между грудей, мгновенно согрелся, и кожа, которой он касался, запульсировала приятным теплом. Неужели Лива и горничная правы, и Алиса действительно беременна?



Ульяна Гринь

Отредактировано: 18.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться