Заложница

Размер шрифта: - +

Глава 9

 

Стиснув зубы, сдержалась и при Аблове не разревелась, но стоило мужчине выйти из камеры, как я упала животом на кровать и тихо в ладошки заплакала. Причём присутствие в комнате Константина абсолютно не волновало. Не знаю почему, но надзирателя не смущаюсь, как, впрочем, и не боюсь.

— Лера-а-а, — послышалось со стороны угла, — хочешь совет? Признайся Виктору Романовичу, что участвовала в организации похищения его племянника, но напирай на то, что к этому тебя принудил муж. Аблов сразу смягчится, больше всего на свете босс враньё не переваривает.

Умом понимаю, Костя из лучших побуждений совет дал, потому как пожалел, но всё равно обидно. Почему никто даже мысли не допускает, что к исчезновению мальчика я непричастна?

Не стану брать на себя чужую вину, — подняв голову, пробубнила я. — Во-первых, это навредит маленькому мальчику, которому нужна помощь, а его разыскивают не в том направлении, а во-вторых, это неправда.

Константин нахмурился и заявил:

— Знаешь, чуть-чуть тебе верю, но я ведь умом не блещу, поэтому своим суждениям о ком-либо не доверяю, особенно, если они касаются девушки, ну, такой, как ты, привлекательной.

— А мне вот кажется, что из всех в этом доме ты самый вменяемый и добрый, — заметила я, и здоровенный амбал стеснительно заулыбался, только что ногой по полу не завозил.

— Виктор Романович тоже ничего, ты, Лера, не думай, — Костя, присев на корточки, принялся собирать осколки в поднос. — Он хоть и строгий, но всегда справедливый. Это из-за похищения Артёмки босс не в себе, утюгами пугает. Вот же чёрт, — зашипел надзиратель, так как уколол палец об бывшую кружку.

— Давай, я соберу. У меня руки меньше, удобней…

— Нет-нет-нет, — запротестовал Константин. — На мне заживает, как на собаке, а если ты поранишься, и Аблов заметит, голову мне оторвёт. Он велел тебя сильно беречь.

Пока Константин возился с разбитой посудой, за мной гонялась одна единственная мысль, а ведь действительно, хоть и в извращённой форме, но Аблов заботится обо мне, есть по расписанию заставляет, охраннику дал указания, следить, чтобы со мной ничего не случилось. Пожалуй, если хорошенько раскинуть мозгами и придумать как, то это можно использовать в своих целях.

Нарезая по комнате круги, я рассуждала. Моя цель – это побег. Из подвала точно не убежишь, потому как в крохотное окно не протиснешься и надёжный замок не сломаешь. А вот если бы меня переселили наверх, там есть где разгуляться. Окна большие, в комнатах наверняка не железные двери стоят, а замки на них даже если и есть, то хлипкие, легко отпираемые тонким длинным предметом, особенно если есть навык, а он у меня есть. Ещё когда жила с мамой, у нас часто в ванной комнате замок заедал, и с вертушки не открывался, так я приноровилась отпирать его скрепой.

Как бы так исхитриться и внушить Аблову, что подвал для меня - смертельно опасное место? Огляделась. В действительности ничего опасного в серых бетонных стенах нет, только холод собачий и, собственно, всё.

Хотя, что значит - и всё?!

Холод весьма коварная штука, он провокатор простудных заболеваний, переохладился и держи температуру под сорок.

Тяжко вздохнула и скинула с плеч одеяло, которым укрывалась, как пончо, и кинула на кровать. Мурашки тут же пробежались по коже, а на руках волоски встали дыбом. Зябко. А если ещё лечь на пол под кровать, то вообще труба. Противно, конечно, собственноручно калечить себя, но, похоже, другого выхода нет.

Зубы стучат, тело колотит, а лежу всего ничего, от силы минут пять. Кошмар какой, я так долго не выдержу, похоже, мой план из разряда невыполнимых.

Соберись, Лера, ты же хочешь вернуться домой к Стасу, прижаться к его всегда чуть колючей из-за щетины щеке, почувствовать, как в объятиях мужа тепло и надёжно. Боже мой, как же я соскучилось по Стасу, даже его ворчливого бормотания не хватает. Всё бы сейчас отдала, чтобы он где-то над ухом жаловался на клиентов.

До конца дня я то ныряла под кровать, то выныривала, но никаких перемен в себе в физическом плане не замечала. Закон подлости непоколебим - когда не надо, обязательно заболеешь, а когда намеренно ловишь недуг, кукиш тебе с маслом.

С нетерпением ждала ночи и уповала на понижение температуры, а ещё под кроватью в «холодильнике» можно будет дольше сидеть. Днём ведь Костя постоянно мешал: то еду приносил, то менял воду в ведре, то без всякой цели просто так заглядывал.

На деле в тёмное время суток подхватывать простуду оказалось гораздо сложней. От вчерашнего недосыпа глаза слипались, словно в них клея налили, рот регулярно зевал, а душа замирала. В какой-то момент я на всё плюнула, забралась на кровать, укуталась с головой в одеяло и засопела.

Проснувшись утром, печально констатировала факт – я абсолютно здорова. Но ничего, где наша не пропадала, рано или поздно иммунитет сдастся. Главное - не унывать и плыть в выбранном направлении.

Костя принёс завтрак и, облокотившись на стену, контролировал, чтобы он благополучно попал в мой желудок.

— Что-то у тебя сегодня щёки чересчур румяные, а остальное лицо наоборот бледное. Лер, ты как себя чувствуешь?



Наталья Соболевская

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться