Заложница

Размер шрифта: - +

Глава 10

 

Виктор приблизился к кровати и, хмуря брови, с претензией посмотрел на меня так, словно он знает, что я сама организовала себе недуг.

Ну и гад всё-таки этот Аблов!

Сверлит недовольно глазами, а ведь он стопроцентно не в курсе моих манипуляций с охлаждением. Сам же поместил в такие условия, где я легко могла простудиться и без лежания на полу под кроватью.

— От тебя одни проблемы, — наконец выплюнул Виктор.

— Так избавься от источника проблем, например, выгони его на улицу, — усмехнулась я и отвернулась к стене.

— Виктор Романович, дело серьёзное, Валерии нужен доктор, — услышала Костин голос.

— Сам вижу, — процедил Аблов. — Найди врача, но такого, чтобы язык за зубами держал и не скупись, хорошо заплати за услуги.

— Понял, Виктор Романович, сделаю всё в лучшем виде, — отрапортовал Константин и, судя по шагам, оставил нас с Абловым наедине.

— Вставай, — раздался приказ Виктора.

Похоже, Аблов созрел и намерен переселить меня из подвала наверх. Сейчас главное - не показать радость, а, может быть, даже чуть-чуть вредничать и сопротивляться.

— Зачем это? Мне и лежать-то не очень комфортно, — огрызнулась я.

— Вставай, говорю! Или мне за шкирку тебя выволакивать из постели?

Недовольно фыркнула, но подчинилась. Откинув одеяло, кряхтя и кривясь, сползла с лежанки.

— Ой, — ноги подогнулись, и я чуть не завалилась. Устояла, но с грехом пополам.

— Выходи, — кивнул Аблов в сторону двери.

— Если дал Константину задание найти доктора, то ведёшь ты меня точно не убивать, объясни куда и зачем? — строю я из себя полную дуру, что для дела не сделаешь.

— Ты временно переезжаешь, мне пока что не нужен твой холодный труп. Шевелись! Ты и так уйму времени у меня отняла.

Кое-как выбралась из камеры, больная, босая, измученная шла по коридору и лишь стены, за которые я держалась, не давали упасть.

— Да что же это такое! — за спиной зло рявкнул Виктор, а в следующую секунду подхватил меня на руки и понёс.

— Какая небывалая честь, — протянула я, но вырываться не стала, идти самой было действительно нелегко.

Аблов в ответ промолчал, но весь его вид буквально кричал, чтобы я заткнулась и вела себя тихо.

Виктор поднялся по ступеням, повернул направо, затем опять была лестница, а далее он внёс меня в дом. Вдохнула полной грудью, пахнет жилым, тепло и уютно. Хотя если бы я обставляла помещение, оно смотрелось бы куда эффектней.

— Денег у тебя полным-полно, а на хорошем дизайнере сэкономил, — уколола я Аблова.

— Это не мой дом, — вполне миролюбиво сказал Виктор, а после я поняла, почему настроение мужчины резко улучшилось.

Раздался звонкий лай и суетливый топот маленьких лапок. Наблюдаю за лицом Виктора и поражаюсь, он, оказывается, умеет тепло и искренне по-доброму улыбаться.

— Тима, не сейчас, я занят.

— Гаф-гаф, — крошечной псинке всё равно на слова Аблова, он хочет ластиться, встал на задние лапки и проситься к хозяину на руки, хотя место уже мной занято.

— Тима, уйди, не путайся под ногами, — спотыкаясь, ворчит Виктор.

Обняла Аблова за шею и крепко прижалась, потому как из двух вариантов - придавить собаку или меня уронить, Виктор явно намерен выбрать последнее.

Невольно отметила как приятно от Виктора пахнет, не резко и навязчиво, а едва уловимо. Аромат не узнаю, но точно из дорогих. Если отбросить то, что Аблов сволочь последняя и маньяк, сидеть у него на руках мега удобно и даже приятно. Мужчина, не надрываясь, легко поднял меня на третий этаж, толкнув спиной, открыл вторую дверь справа и занёс в огромную шикарную спальню.

Даже если бы Тимошка по-хозяйски не запрыгнул на кровать, где тут же с деловым видом устроился на подушке, я бы всё равно догадалась, что эта комната Аблова. На стуле, перекинутый через спинку, висит его джемпер, на столе небрежно разложены бумаги, открыт ноутбук, на тумбочке лежат солнцезащитные очки, по стоимости сравнимые с половиной моего летнего гардероба.

Когда Виктор донёс до постели, настроилась на падение, думала, меня сейчас сгрузят как куль с картошкой, но нет. Мужчина бережно усадил, а сам ушёл в смежную комнату из которой принёс белую рубашку, естественно, свою.

— Переоденешься и ложись.

Тимошка заскочил на колени и тёрся. Через силу приласкала щенка и отрицательно качнула головой.

— Можно мне сначала помыться? От меня уже нехорошо пахнет.

Аблов сомневался разрешить или нет, но всё же согласился.

— У тебя есть ровно пять минут, на шестую минуту захожу в ванную и вытаскиваю тебя какую есть. Всё понятно?



Наталья Соболевская

Отредактировано: 25.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться