Заложница

Размер шрифта: - +

Глава 11

 

Отчётливо дав мне понять, что мольбы о помощи на доктора не подействуют, мужчины удалились из комнаты. Аблов только предварительно заглянул в гардеробную, переоделся в сухое и строго-настрого велел мне спать. Но самое обидное, что Виктор не поленился и Тимошку забрал, хоть щенок сопротивлялся и даже убегал от хозяина.

Оставшись одна, оглядела комнату и, несмотря на головную боль и общее недомогание, пошла на разведку. Вначале доковыляла до окон. Через них бежать не вариант, однозначно шею сверну, до земли лететь метров девять. Добралась до двери и, взявшись за круглую ручку, потянула – заперто. Присела на корточки и исследовала механизм замка. В принципе, вскрыть его - ничего сложного, если найти чем.

С межкомнатным замком как-нибудь разберусь, а вот что делать с парадной дверью внизу – вопрос из вопросов. Интересно, её запирают? Есть малюсенький шанс, что всё-таки нет. В доме несколько взрослых мужчин, как минимум трое, чувствуют они себя наверняка комфортно и в безопасности, да и ходят туда-сюда, несподручно каждый раз ключи доставать.

Вернулась к окну и просканировала двор. Территория, по сравнению с коттеджем, не очень просторная, с натяжкой от силы соток двадцать пять, не больше, зато обнесена высоким забором, через него, опять же, не перепрыгнешь. Ворота железные, а дальше пустынная просёлочная дорога, которую из-за нависших над ней ветвей деревьев не видно. Одним словом – печаль, сколько на пути к свободе препятствий.

Слава всему, похитили меня впервые, поэтому опыта в таких делах нет, но почему-то приняла решение, что если бежать, то обязательно ночью, и до этого времени желательно отдохнуть и набраться сил. Забралась в постель, но удобно устроиться из-за болезненных ощущений не вышло. Всё же перестаралась я под кроватью, чувствую себя как разбитое дырявое корыто, мозги думать отказываются, а тело - слушаться.

Прикорнуть не получилось. В коридоре сначала послышались голоса, а затем дверь распахнулась, и в спальню зашли трое. Аблов, Костя и маленький плюгавенький мужичок лет так за пятьдесят. Видимо, доктор. На макушке лысина с тремя волосинками, сам худой, одни кости, того гляди, дунешь - он полетит, ударится обо что-нибудь и весь поломается. Так я думала о враче, пока не заглянула в его злые, уверенные, и вместе с тем жестокие глаза. Похоже, права я была, когда предположила, что он на чёрном рынке органами торгует.

Доктор в ответ на моё пристальное разглядывание показал ряд неровных зубов и расплылся в плотоядной улыбке.

Бр-р-р, аж мурашки по спине пробежали от неприятного чувства.

— Весьма рад познакомиться, барышня, — чуть ли не подбежал он ко мне и протянул руку. — Я так понимаю, захворали. Не проблема, вылечим. Тем более молодая, цветущая, быстро на поправку пойдёт, — это врач уже сказал, обернувшись на Аблова, а потом добавил: — Я предпочитаю с пациентами общаться наедине.

О нет, только не это!

Сжалась и уже надумала умолять Виктора не оставлять меня с Доктором Смерть в одной комнате, но Аблов опередил, заявив:

— Исключено и больше мы к этому вопросу не возвращаемся.

Худой мужик недовольно поморщился и приступил к делу. Послушал лёгкие, померил давление, проверил лимфоузлы и ещё много чего… Результат, естественно, мне не объявил, потопал к Аблову, который наблюдал из кресла за врачебными манипуляциями. Доктор доложил Виктору, что в идеале неплохо было бы меня госпитализировать и держать под квалифицированным присмотром, но раз это невозможно, он за энную сумму готов пожертвовать временем и потерпеть неудобства, наведываясь к пациентке хоть каждый день. Аблов кивнул, соглашаясь на предложенный вариант.

— Барышня, оголяйте филейную часть, поставим пару укольчиков и до завтра простимся, — склоняясь над чемоданчиком с препаратами, прохрипел врач, а потом хитро так поинтересовался у Аблова. — Виктор Романович, вы с помощником и в этом случае останетесь в комнате?

— Мне уходить незачем, всё с разных ракурсов видел, а вот ты, Константин, не смущай Леру, выйди.

Мне кажется, я от злости позеленела, а у Кости широко челюсть открылась. Видимо, в прошлый раз я всё-таки вовремя успела пледом укрыться, иначе бы надзиратель сейчас не хлопал глазами от непонимания, почему это босс заявил, что видел попу их пленницы.

Доктор одарил меня сальным взглядом, а потом пробормотал, судя по задумчивости, мысли вслух.

— А-а-а, вот оно в чём дело. Понятно-понятно…

Интересно, что этому типу понятно? Ой и не нравится же мне он, мутный тёмный человек с явными отклонениями в психике и поведении.

В мою бедную пятую точку иголкой целились целую вечность, а потом долго-долго протирали место прокола пропитанной в спирте салфеткой, до такой степени, что Виктор не выдержал:

— По-моему, уже достаточно.

— Да-да, — засуетился врач и заявил, что теперь мне нужен покой, а крепкий сон обеспечит снотворное, которое он мне ввёл.

Снотворное?! Сложность побега ещё на одну ступень поднялась. Чёрт-чёрт-чёрт.

Слава всему, в следующую секунду медик меня успокоил. Выдавая Аблову лекарства на вечер, он сказал, что действие снотворного недолговечно и следующую дозу следует мне дать в восемь часов, причём не в виде укола, а перорально таблеткой. Ну это вообще ерунда, просто сделаю вид, что выпила, а сама потом выплюну.



Наталья Соболевская

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться