Заложники

Размер шрифта: - +

4

Через час она снова стояла на башне, наряду со всеми высыпавшими на зубцы любопытствующими. Герольды трижды протрубили в фанфары, и в ворота замка въехал Его Величество Эйген Третий в окружении почётного караула. Публика взвыла, приветствуя государя. За ним из поднятой пыли показались знамена следующего подразделения. Точнее, всего одно знамя, да и то больше всего похожее на драную тряпку грязно-серого цвета. Но приветственные кличи стали еще громче. Все, от мала до велика, знали, под каким знаменем выступает элита королевских войск - Бессмертный Полк. Бессмертный в прямом смысле — этот полк был единственным подразделением в армии, которое не сопровождали полевые целители. Только некроманты. Всех солдат не раз поднимали из мёртвых прямо в бою, а стать офицером полка мог только дипломированный маг со способностями к самовоскрешению. Будь полк сформирован из простых немертвых, никто и не подумал бы считать его лучшим. Нет, отличить солдата Бессмертного Полка от обычного воина с первого взгляда было непросто — человек как человек, только бледноват, неулыбчив да сердце не бьется. А ещё раны их со временем затягивались, не оставляя ни следа.

Король Роне не понравился. Вернее, не произвёл вообще никакого впечатления. Ну, в короне, ну, в мантии. Но в целом – усталый сорокалетний мужик, серый от постоянных церемоний и восторгов, который за три четверти часа приветственной речи не сказал ничего интересного. Куда занимательнее были прочие гости, прибывшие в замок, в частности – тот самый Бессмертный Полк. Юная волшебница захлёбывалась восторгом и желанием подойти ближе, посмотреть (а если можно – и пощупать) живых мертвецов первого уровня – по сути – тех же людей, но лишенных главных недостатков – смертности и эмоций. Но рядом с ней неотрывно маячил старый зануда Ормельн, так что приходилось сцеживать своё любопытство в кулак, и ждать подходящего момента.

По опыту девушка знала – родительский запрет штука серьёзная, но подверженная влиянию обстоятельств. Например, когда в двенадцать лет она объявила дяде, что знает, как ходят шахматные фигуры – её ждала долгая лекция о том, что не женское дело стратегия, а игра эта и вовсе лэссе не к лицу. Зато когда в пятнадцать она ненароком выиграла шахматную дуэль у приехавшего с распоряжениями советника по безопасности Короны, Эйлас гордился племянницей столь откровенно, словно ему вручили орден. Этим было наглядно доказано: лэссе неприлично играть в шахматы, до тех пор, пока она не научится выигрывать. Тот же принцип неоднократно проявлял свою действенность и в других ситуациях. Посему следовало запастись терпением, не лезть на рожон - в первые дни – и потом шанс удовлетворить любопытство сам приплывёт в руки.

Занятая этими раздумьями, Рона проморгала момент, когда губернатор представлял Его Величеству своих верных вассалов. Теоретически она должна была почтительно толочься в первых рядах – на случай если Эйласу представится шанс предъявить королю и её, но проталкиваться вперёд было поздно, так что она честно дотерпела до конца церемонии и собралась уже выбраться из зала, когда кто-то поймал её за локоть. Ну, конечно. Его магичество тут как тут.

- Я очень сомневаюсь, юная лэсса, что твой дядя тебя куда-то отпускал…

Рона почувствовала, что тихо сатанеет. Раздери химера это всё – в послушную девочку играть ей надоело! Но тут неизвестно откуда подоспела помощь.

Прямо из толпы, раздвинув каких-то неизвестных лэрдов плечами, появился некий мужчина, которого раньше она никогда не видела. Весь облик выдавал в нём воина: кожаная жилетка поверх почти прозрачной шелковой рубахи открывала любопытным взглядам широкие плечи и натруженные руки, на которых плавно перекатывались тугие комья мышц. Русые волосы незнакомца были коротко острижены, а тёмные, почти чёрные глаза казались непроницаемыми. Впрочем, как только он заговорил, облик сказочного рыцаря немедленно сменился образом нахального бандита.

- Вы местный мертвячник? – достаточно развязно спросил он, как бы мимоходом оттирая девушку в сторону, и заглядывая в глаза некроманту. Ни страха ни сомнений: так просто – подойти и перебить мага, обозвав непочтительным профессиональным прозвищем, обычно упоминаемым шепотом и с оглядкой.

- Эт-то что ещё такое? – прокашлял Ормельн, и думать забыв про вверенную его заботам девицу.

- Всего лишь скромный посланник, - темноглазый склонился, мазнув взглядом по замершей в нерешительности Роне, - от барона Ангерна. Он желает вас видеть.

Имя неприятно кольнуло, показавшись Роне знакомым, но она никак не могла вспомнить, где его слышала. В это время со старым учителем произошло что-то необыкновенное. Он суетливо потёр сухонькие ручки, и стал усиленно пропихиваться сквозь толпу, и думать забыв про вверенную его заботам девицу и хамоватого посланника. Спаситель лукаво подмигнул:

- Ну, беги, чего застыла?

- Спасибо, - удивленно отозвалась она, наблюдая, как темноглазый поворачивается спиной, и уходит куда-то – вправо и вперед, ближе к центру зала. Впрочем, плевать на него. И на Ормельна. Тем более к двери напротив уже протискивается Ингар.



Фанни Фомина

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться