Заложники

Размер шрифта: - +

6

Рона проснулась, ощущая себя лёгкой и полной сил, как молодая кошка ашерра, пара которых охраняли внутренний двор замка. В узкое, утопленное в стену окно как раз виднелась палевая красавица, потягивающаяся на утреннем солнце. Под бархатистой шкурой перекатывались мощные мышцы, подставляя тёплым лучам каждое пятнышко.

Девушка тоже блаженно потянулась. Состояние полного довольства жизнью (не смотря на все каверзы и сложности оной) дополняла приятная лёгкая ломота в теле, которая пройдёт, стоит лишь смыть водой остатки сна и одеться, и едва уловимое чувство стыда, как всегда, когда «снятие стресса» проходило без должной романтической нагрузки. Надо же было так кидаться на парня… Ингар же человек чуткий, он любит прочувствовать момент. Впрочем, жалоб пока не поступало. А то, что проснулась она одна, закономерно: возлюбленный частенько убегал по каким-нибудь делам, оставляя её нежиться в постели.

Сегодня, впрочем, излишне расслабляться не стоило, а то с дяди станется начать самолично будить её спозаранку. Конечно, прятать Ингара под кровать никто не станет, но и в том случае, если его застанут мирно спящим у неё в кровати, ситуация получится не слишком тривиальной. Весело тряхнув растрепанными волосами, лэсса побежала в ванну.

Облачившись в серые бриджи и замшевую курточку в рвано-серых пятнах (искусные кожевенники делали такие из шкур местных мелкорослых коров), Рона пригладила волосы, спрятав их под берет, и отправилась пожелать хорошего утра дяде. Встреченный в коридоре стражник сообщил, где можно найти лэрда Эйласа, и племянница, наплевав на то что в замке гости,  проскользнула в один из узких боковых коридоров (честно говоря, просто поленившись обходить весь этаж, чтобы попасть в малую гостиную через главную дверь. Как оказалось, не зря.

Подслушивать – занятие низкое и недостойное, но три почтенных лэрда изволили дискутировать так увлеченно, что просто сами не заметили присоединившуюся к компании слушательницу. Причём речь видимо шла о предмете исключительно занятном, так как глаза Эйласа сощурились до узких щёлочек и в карих зрачках чудились золотистые искорки, а тонкие морщинки были немного резче чем обычно – как всегда, когда речь шла о чём-то смешном, над чем смеяться вслух не полагается. Иными словами, благородные лэрды обсуждали какую-то сплетню.

- И тут я наблюдаю такое, от чего волосы у меня на голове встают дыбом, - продолжал статный пожилой лэрд, которого Рона опознала, как барона Алхасси – далеко не последнего человека в Торговом совете. Лучащаяся лысина третьего собеседника в представлении не нуждалась – это был тот самый советник по безопасности Короны, граф Эргасский, он же – отец её возлюбленного Ингара, - этот молодой остолоп решил вступиться за честь и свободу дамы. Проходит напролом, как его разлюбимый конь, чуть не отдавив фаворитке Его Величества ногу, и чуть ли не за шкирку оттаскивает от неё старика Ормельна.

Роне стало по-настоящему интересно, ибо описываемый эпизод показался болезненно знакомым.

- Как наши дети не похожи на нас, - проворчал граф, - мой сын вырос в одухотворенного балбесом, а потомок умнейшего барона отличается всеми качествами хорошего воина, коими, смею надеяться, мог похвастаться и я в соответствующем возрасте. По-моему, пора допросить наших дорогих супруг начистоту, хе-хе, по поводу той самой чистоты потомства.

Лэрды всё-таки захихикали, видимо дружеская беседа не клеймила подобные предположения смертельным оскорблением.

- Зато племянница нашего почтенного хозяина его точная копия – такая же хитрюга, только рыжая. Эйлас, у тебя не было в молодости романа с какой-нибудь пленной аристократкой из Руад-Исса?

- Насколько я знаю, медноволосый из их аристократии – исключительно король. А он, как это ни прискорбно, если бы и подарил мне в молодые годы ночь любви – никак не мог бы подарить мне мою Рону, - хмыкнул Эйлас, и в голосе его девушке послышалась скрытая печаль. Может быть, от того, что родители, умершие почти сразу после её рождения, были его близкими друзьями?

- Вы меня перебили, уважаемые лэрды, - отсмеявшись, продолжил барон, - а дальше было самое интересное. Этот умник перебивает пожилого уважаемого мага, обзывает его непочтительными словами и сообщает шокирующую новость: его де ждёт на аудиенцию не кто-нибудь, а лично барон Ангерн. Хватило же наглости назваться его посланцем! И это – мой сын!

- А лэсса между тем спокойненько удаляется, - продолжил за него Эйлас, - между прочим, с вашим, граф, сыном.

- Знаю, - вздохнул советник по безопасности, - но что поделать – молодость бывает раз в жизни. Скажи, у них это серьёзно?

Дядя неопределенно махнул рукой, и Рона поняла, что её обнаружили.

- Доброе утро, - она подняла в приветствии руку – как все маги, ибо реверанс в её костюме выглядел бы крайне неуместно.

- Лэсса Рона, - подхватился со стула толстенький Ингаров папа. Он всегда был к ней весьма доброжелателен – возможно, с тех самых пор, как барышня обыграла его в шахматы, - вы всё хорошеете! Сердце разочарованного отца радуется глядя на такую достойную преемницу своего дяди!

- Ингар хороший, - запротестовала девушка, - и вовсе не балбес, так что вы это напрасно.

- Садись, - Эйлас похлопал по обитой кожей скамеечке рядом с собой, - и будь добра, объясни почтенным лэрдам, что такого хотел от тебя наш Ормельн, если даже вмешательство постороннего рыцаря потребовалось.

     Девушка задумалась, как бы потактичнее представить ситуацию.

     - Всё понятно, господа, - сдавливая очередной смешок, пояснил дядя, - юной лэссе не терпелось смыться на свидание. Романтического толку. А старый мудрый маг решил задержать её,  руководствуясь моей просьбой не подпускать чрезмерно любопытную особу к Бессмертному Полку.



Фанни Фомина

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться