Заложники

Размер шрифта: - +

12

- Что за бред?! – вслух выругался оставленный в одиночестве юноша. Хотел было рвануться, и догнать отца; если надо – схватить на шиворот, надо – лупить по щекам, но добиться внятного ответа на вопрос, который его терзал: чем плоха Рона? Он нашел её три года назад. Он сделал её женщиной - любящей, живой и  настоящей. И теперь, когда ей почти девятнадцать, и самое время думать о том, как склонить прекрасную музу к обещанию никогда не принадлежать кому-то другому – ему сообщают, что это невозможно, не объясняя причин!

Но вместо этого Ингар выскочил в один из боковых ходов, судорожно сжал в кармане ключ от собственных комнат, не ответил на приветствие привратника и, захлопнув дверь, немедленно отправился в ванную. Там сорвал одежду, не заботясь, что та летит на мокрый пол, пустил воду, и рухнул в утопленную в пол ванну, медленно наполняющуюся горячей водой с запахом сирени.

Возбуждение, угасшее было во время несуразного разговора, вернулось, с удвоенной силой требуя выхода. Рука сама потянулась к промежности и сжала напряженную плоть. Боги и демоны, что, ну что такого произошло?! Этот гад, этот извращенец всего лишь (рука находит нужный ритм) всего лишь завёл его в угол, и поцеловал (пальцы усиливают нажим) поцеловал так, что не завидую я его девушке – небось заезживает каждую ночь бедняжку до того что она встать не может (быстрее, сильнее, а! теперь дыхание сбилось…) или это не девушка? Может, наглый развратник каждую ночь зовёт к себе (задержать вдох… о, да! Вот так!) кого-то из солдат!.. Ингар выгнулся, и всё-таки прокусил губу, вспоминая о жарком поцелуе, подаренном воителем. «Ну-ну, тише, - увещевал хриплый голос в его сознании, - это будет больно…» - но больно не было. Он застонал и кончил в судорожно сжатую ладонь. Ванна успела наполниться едва ли на четверть.



Фанни Фомина

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться