Заложники

Размер шрифта: - +

35

Сомнение копошилось лишь на самой глубине сознания – слабое, безвольное и какое-то постыдное. Рона перевернула тонкую страницу; почерк писца был неразборчивым, так что девушка возблагодарила того, кто изобрёл книгопечатанье. Нет, в самом деле, ну не дали боги таланта к каллиграфии – ну хоть не порть хорошую вещь, подправь при помощи магии. Кроме того, почерк постоянно менялся – очевидно, когда один писец опускал руки, второй немедленно брался дописывать ценный толмуд. Может, это военная хроника? А то она так и не посмотрела, что читает – взяла со стола в кабинете…

Сегодня с утра ей попался Ингар. И хорошо, что коридор был широкий: бедный так шарахнулся, и до того выразительно прятал глаза, что Роне стало его просто по-человечески жалко.  Хорошо всё-таки, что они увиделись – приятно же знать, что любимый вообще-то жив-здоров, хоть и ведёт себя как полный придурок.

«Хватит, - тёплый червячок сомнения  встретился с окованным сталью каблуком решимости, - какой он тебе «любимый»?! Любимые так не поступают. И вообще, ничто не вечно. Мне бы только узнать, кто та стерлядь, которая свела любовь всей моей жизни на нерест…»

В кабинет вошли Эйген и Верн, о чём-то оживленно разговаривая.

- Вот это да! Рона, - удивился дядя, - кто тебя так достал, что ты, как в детстве, прячешься в моём кабинете?

- Никто, - она изобразила непонимание, разглаживая загнутый уголок странички, - просто устала, и хотела немного посидеть тут.

- И что читаешь? – в своей обычно манере, белозубо ухмыльнулся Верн. Рона демонстративно захлопнула толмуд, показывая всем желающим обложку. Это была ошибка, потому что выражение лица у молодого лэрда стало озадаченным, - книга приходов и расходов за истекший год?! Хочешь вывести на чистую воду бессовестного вора, сведшего из замковой отары козу?

- Рона, с каких пор ты увлеклась бухгалтерией? – покачал головой Эйген, походя отбирая у ошеломленной собственным чтивом девушки книгу, - читай романы – это интереснее.

- Вот ещё, - фыркнула лэсса, размышляя о том, что именно их ей придётся читать, если в ближайшее время не обзавестись личной жизнью.

- Марш на воздух, - резюмировал Эйлас, - чтоб к ужину была веселая, голодная, и в состоянии думать хоть о чём-то толковом!

- У нас что-то важное планируется? – слегка оживилась девушка.

- Нет. Я просто не могу видеть тебя в таком состоянии. Твоё кислое выражение лица пагубно отражается на моей язве желудка.

     - Пойдём, - заговорщицки кивнул Верн.

 

     Идти, как оказалось, предлагается в конюшню. Рона привычно потанцевала вокруг Эшты, пристраивая седло, выслушав ряд комментариев с припевом «как козу седлаешь», и вдруг спохватилась:

     - А куда мы едем? 

     - Увидишь, - отозвался Ариверн, ловко упаковав в уздечку крупного тёмно-гнедого мерина, - ну что? Готова? Или послать кого-нибудь за единорогом?

     - Вот уж спасибо, - фыркнула девушка, выводя кобылу во двор.

     Оказавшись в поле, кони пошли широкой рысью, и Верн вынужден был изменить мнение об охаянной лошадке – Эшта не отставала от гнедого ни на шаг, то и дело гневно фыркая и порываясь вырваться вперёд.

     Путь их лежал к реке. И о том, что они приближаются к цели Рона догадалась чуть ли не за милю – по радостным воплям, доносившимся из густых и высоких кустов туи. Съязвить на эту тему она не успела – тропинка вильнула, и оказалось, что кусты были всего лишь естественным прикрытием тому безобразию, что творилось за ними.

     Стоящая на берегу небольшая – в человеческий рост с подскоком – скала была назначена трамплином. Под ней раскинулось русло широкой и мелкой реки Мерь (которую злые языки давно и заслуженно переименовали в Мель). Однако прямо под скалой чьими-то заботливыми руками был старательно выкопан омут – груда зеленоватой гальки и желтого песка виднелась поодаль. Причём, судя по их количеству, бравые воины не пожалели сил, одолжив в деревне не только лопаты, но и пару тачек для погрузки ценного грунта.

     Под скалой царило чрезвычайное оживление. Десяток голых по пояс кавалеристов оживленно спорили и беззлобно матерились. Причина их поведения гордым изваянием высилась на самой макушке скалы, попеременно поглядывая то на небо, то на омут, то на товарищей.

     - Давай, Нико, - подбодрили снизу, - прыгай, а то стыдно немытым ходить!

     - Да он плавать не умеет, - высказал предположение кто-то особо языкатый. Хохот грянул с новой силой и нервы бедного парня не выдержали. Видимо, за удовольствие потом набить шутнику морду, стоило рискнуть бренной земной жизнью.

     Нико прыгнул. Бултых! Туча брызг, кажется даже на смеющихся попало, и герой вынырнул, откинув с лица мокрые волосы, полез на берег и тут же вполсилы ткнул кого-то (видимо обидчика) в рёбра.

     - Это официальный способ отбора… хм… или отсева солдат в королевской армии? – невинно поинтересовалась Рона.

     - Нет, - серьёзно качнул головой Ариверн, - только в моей сотне. А ты – хочешь доказать своё бесстрашие?

     - Да брось! – возмутилась лэсса, - ты не предупреждал, что мы идём на реку, и у меня нет купального костюма.

     - Ребята вы слышали?! Лэсса изволит жеманиться.

     - Иди ты… - отмахнулась Рона, навскидку прикидывая высоту скалы, и прозрачность своего нижнего белья.

     - Давай, - донеслось сразу из нескольких мест, - давай, девочка!



Фанни Фомина

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться