Заменитель

Font size: - +

Глава 10 «Форматирование»

Выслушав извинения Мирона за то, что его корабль чуть не угробил меня, я посоветовал ему не переживать на этот счёт. Ведь я был всё ещё жив, да и как бы бдительно они и Коуту не стерегли «Реликт», невидимых безголовых, прокравшихся туда для совершения саботажа, они всё равно не заметили бы. Мод оставила меня в виртуальности, чтобы я потренировался в скрытном перемещении и стрельбе из импульсного автомата, а сама направила «Аконит» к кометному облаку. Она сказала, что хочет порезвиться, пока у неё ещё есть нормальное железо.

Мод можно было понять. Недавно ей пришлось провести несколько часов отсоединённой от «Аконита», а в её квантовом мозгу покопалось сверхсущество, некогда бывшее ею же. После такого любому захочется выпустить пар. На протяжении получаса борткомпьютер таранила кораблём ледяные глыбы, лавировала между ними, плавила выхлопом движков и расстреливала из лазерных пушек.

Вскоре я вместе с Мироном катил тележку с провиантом по надувному трапу, соединившему «Аконит» с «Адамантом». Аппаратная реализация Мод находилась в нагрудном кармане моего комбинезона.

Конрад за всё время нахождения в ойкумене избегал Сизиф, и чтобы его внезапное желание погостить не вызвало подозрений, решено было обставить всё, как возвращение конструктора на родину. По пути я должен был незаметно высадиться.

Если бы «Адамант», не долетая до портовых ворот, ни с того ни с сего снизился и завис над поверхностью, это обязательно заметили бы. Поэтому Мод, используя роботов, соорудила из запасного левитатора и маневровых двигателей десантную систему, призванную смягчить падение с высоты в несколько сотен метров.

С возвращением дела обстояли лучше. Тогда скрываться будет уже не нужно. Так что в случае, если бы я смог пробраться мимо безголовых, добыть нужную информацию и вернуться на поверхность, рассчитывать на милость сизифцев не пришлось бы.

Одетый в скафандр с ранцем, в который были упрятаны автомат и бетонобойный заряд, я в компании робота стоял в грузовом ангаре «Адаманта». Рядом, у самого края раздвижных ворот, размещалась «десантная система», представлявшая собой приваренное к левитатору амортизационное кресло. Выглядело это устройство так, словно его собрали из найденного на свалке хлама. Под креслом находился радиопередатчик и мешок с маскировочным полотном.

– Минутная готовность, – раздался в шлемофоне раздражённый голос борткомпьютера. – Залезай.

Я опустился в кресло. Робот помог мне пристегнуться. Я отлично понимал реакцию Мод – в последнее время ей слишком часто приходилось покидать тело, которым для неё стал «Аконит», и в беспомощном виде чёрной шкатулки искать приключения на свою квантовую голову. Сам же я чувствовал себя, как мифический китайский космонавт, который в Средневековье попытался полететь в космос на стуле, обвязанном фейерверками. Кроме того, в преддверии возможности хорошенько, по выражению Зарку, «побегать по земле», я ощущал себя далеко не в своей тарелке. Лучше всего я мог проявить себя на капитанском мостике, а не ползая по окопам. Для меня всегда самой твёрдой почвой под ногами была палуба звездолёта.

Створки ворот грузового ангара разъехались на полтора метра – этой щели как раз бы хватило, чтобы меня вытолкнуть. Сквозь образовавшийся проём я увидел красное небо над серой каменистой равниной, простиравшейся до горизонта. Над равниной вздымались, мигая предупредительными огнями, наклонные шпили архимедронов.

У меня перехватило дух. Мне казалось, что я нахожусь на огромной высоте – не ниже вершины Эвереста. Я повторял себе, что это лишь оптический эффект, вызванный тем, что радиус Сизифа намного меньше, чем у родной Земли. Толку от этого, правда, было мало. Сердце продолжало бешено стучаться, дыхание спёрло.

– Десятисекундная готовность, – предупредила борткомпьютер.

Приступ страха понемногу проходил. Мне хватило выдержки не пытаться выскочить из кресла, но уверен, что добровольно я никогда бы не решился шагнуть в разверзшуюся передо мной бездну.

Этого от меня и не требовалось. Робот в точно рассчитанный момент вытолкнул меня вместе с «десантной системой» за борт. Мне вспомнился мотивирующий пинок инструктора по парашютированию, который восемь лет назад позволил мне сдать зачёт в школе космопилотирования.

Я падал где-то минуту. Хотя сбросили меня с высоты меньше четырёхсот метров, сизифская гравитация была слишком слабой, чтобы быстро притянуть моё бренное тело к поверхности. Несмотря на это, в последние секунды я сближался с каменистой равниной со скоростью под сто километров в час.

Крик страха и восхищения прервала бессердечная сука инерция, впечатавшая меня в кресло. Левитатор подо мной завибрировал, и в облаке газов, исторгнутых тормозными двигателями, я мягко сел на Сизиф.

Вырвавшиеся из сопел газы рассосались в вакууме почти моментально, но частицы грунта ещё несколько секунд оседали, словно в замедленной съёмке. Последняя пылинка ещё не коснулась грунта, а я уже выбрался из кресла, отсоединил от «десантной системы» радиопередатчик, развернул маскировочное полотно и накрыл им изделие Мод.

При слабом тяготении работать с тканью было проще простого – её будто наддувал поток воздуха. Я не стал фиксировать полотно, например, прижимая углы камнями, ведь в вакууме не существовало ветра, который мог бы его сдвинуть. Теперь можно было не волноваться о том, что «десантную систему» случайно обнаружит разведывательный спутник.



Гуйван Богдан

Edited: 14.05.2017

Add to Library


Complain