Заменитель

Font size: - +

Глава 11 «Передозировка воспоминаний»

Я пришёл в себя в тёмном помещении, напоминавшем подвал. Свет попадал внутрь через проём, за которым начиналась ведущая наверх лестница. Тёплые лучи выхватывали из темноты клочок пола. Присмотревшись, я разглядел мозаику, изображавшую растения с прозрачными стеблями и красной листвой.

Моя одежда была очень тяжёлой, словно я вырядился в рыцарский доспех. Плечи ужасно болели, будто недавно их что-то стиснуло с огромной силой. Я попытался коснуться лица, но мои руки наткнулись на твёрдую преграду. Значит, на мне скафандр.

Со шлемом что-то было не так. Ощупав его, я обнаружил в стекле отверстие диаметром с палец. Зачесались глаза. Поглядев в разные стороны, я по специфичному ощущению понял, что дело в контактных линзах.

– Интерфейс, – мой голос вспорол тишину.

Линзы не отреагировали. Наверно, разрядились. Электроника скафандра тоже не работала. Сколько я не пытался воспользоваться вшитым в запястье миникомпьютером, экран оставался потухшим.

Ощупав пространство вокруг, я понял, что сзади и с боков меня окружает округлая стена. Меня будто засунули в вертикально поставленный бак. Но спереди «бак» был открыт, и выставив вперёд руку, я сделал шаг. Чтобы поднять ногу, потребовалось усилие. Я ничего не видел, но по ощущениям, гермосапог словно засыпало песком.

Окружавшая «бак» горка сыпучего материала была небольшой, и сделав всего пару шагов, я очутился на твёрдом полу. Я пересёк помещение и добрался до лестницы. Взглянув вверх, прикрыл рукой глаза от слепящего света.

Кстати, где я и как сюда попал, наконец, задал я себе резонный вопрос. Может, всё это мне снится или дело в белой горячке? В последние дни я обильно пил, так что последнюю версию не стоило исключать.

Я поднялся по ступеням на небольшую площадь, выложенную белым камнем. В центре стоял фонтан, окружённый четвёркой деревьев. Их стволы состояли словно из стекла, а листва багровела, как использованные бинты. Фонтан образовывали сужающиеся кверху чаши, соединённые скульптурами внеземных животных. Он не работал. Но отключили фонтан совсем недавно, так как вода из чаш не успела до конца испариться, и у краёв поблёскивала влага.

Вокруг возвышались двух- и трёхэтажные дома с белыми стенами. Кое-где тянулись галереи с колоннами. Если забыть о стеклянных деревьях и скульптурах внеземных животных, окружение соответствовало моему представлению о Древнем Риме.

Голубое небо усеивали разноцветные облака. Местное солнце клонилось к закату, а на востоке поднимался над горизонтом естественный спутник величиной в несколько земных Лун. Одно его полушарие было светлее и испещрено «морями» и кратерами, а другое носило ровный тёмный окрас. Линию раздела кое-где пересекали врезающиеся в светлое полушарие тёмные полосы. Это наводило на мысль, что спутник пережил глобальный катаклизм.

Зелёное облако снесло ветром, открыв тёмно-синее пятно, которое со временем меняло форму и размеры. Оно напоминало амёбу.

– Тео, – донёсся откуда-то снизу голос Мод – борткомпьютера «Преданности».

Я вздрогнул от неожиданности. Было странно слышать Мод вне мостика. Прошло почти полгода с тех пор, как я сдал свою яхту вместе с борткомпьютером в аренду капитану Лазареву.

– Какая сейчас дата? – голос Мод продолжал доноситься из внутренностей скафандра.

– Что за глупый вопрос? – я назвал текущую дату.

– Всё не так плохо, как могло бы быть, – вздохнула Мод. – Как тебя зовут?

– Теодор Грэхем, разумеется! Что здесь происходит? Куда я попал?

– Сейчас, – она назвала дату на год и три месяца более позднюю, чем озвучил я. – Ты находишься на планете Альбион в покинутом городе искусственной расы заменителей. Мне жаль. Я старалась замедлить процесс. Но если бы я слишком грубо вмешалась в работу систем пода, мы сгорели бы в атмосфере или, что хуже, Крысолов что-то заподозрил бы. Ты потерял часть памяти. Если быть точной, воспоминания о последних пятнадцати месяцах жизни.

– Есть о чём жалеть?

Я снял шлем. Местное солнце припекало. Скафандр с неработающими системами был лишь тяжёлым балластом.

– Ты больше года провёл, запершись в квартире и страдая по Веронике.

Услышав это имя, я с трудом удержался от того, чтобы не швырнуть шлем на мостовую. Слова Мод о том, что я больше года проведу (точнее уже провёл, но забыл об этом) в квартире, плюя в потолок, поразили меня. Это казалось бредом. В последние дни я не видел дальше собственной боли. Но чтобы это привело к такому…

Я хотел запереться дома, чтобы меня не беспокоили. Но не мог же я оставаться там бесконечно! Поразмыслив, я понял, что это был крик дикаря из двадцать первого века. На самом деле, очень даже мог. После осознания этого мне захотелось прикончить изобретателей крио-дегидратационного холодильника, в который помещается запас пищи на годы вперёд.

– В последние две недели я записывала визуальную и звуковую информацию, поступавшую с линз дополненной реальности, – продолжала Мод. – Просмотрев их, ты сможешь заново переживать наиболее важные события.

– Хоть что-то. А что со скафандром и линзами?



Гуйван Богдан

Edited: 14.05.2017

Add to Library


Complain