Замерзшая

Размер шрифта: - +

Глава 1. Яма

Руки в митенках привычно шарили по чужим карманам. На подкладке засаленной темно зеленой куртки впечатались темно-бурые пятна крови. Года два назад, когда Маврик впервые увидел мертвого, его вывернуло наизнанку, хотя уже в то время мальчишку мало чем можно было удивить. Теперь он спокойно запустил правую руку в нагрудный карман куртки. Пальцы нащупали бумажный листок. Маврик удивленно поднял брови.

- Бумага? Редкая находка, - пробормотал парень. – Такая вещица нам пригодится. Извини, что без спроса, - бумага прошелестела в сумку Маврика. – Тебе она уже ни к чему..

Мужчина в зеленой куртке безмолвно лежал на спине, раскинув в застывшем полете руки. На вид умершему было около сорока лет, и он уже совсем окоченел, что, впрочем было неудивительно, учитывая свирепствующий холод. в бороде мертвого запутались снежинки вперемешку с ледяными нитями седины. Глаза его были открыты. В них застыли мольба и отчаяние. Он не смирился с тем, что ему было уготовано.

Вот так, наверное, все мы сейчас выглядим. Надеемся на чудо избавления до последнего и в то же время мысленно себя хороним. В душе мы все мертвы. Наша вера в лучшее умерла. Эти мысли пролетели в голове Маврика, и испарились, когда рука нащупала фляжку в накладном кармане.

- Вот это ты молодец! – воскликнул парень, пряча фляжку в свой карман. – За это спасибо!.

Маврик прикрыл лицо мужчины капюшоном куртки, насколько это было возможно, и перевел взгляд на девушку. Посмотрел и тихонько присвистнул. Худенькая,, такая слабенькая на вид, с крыльями почти белых прямых волос, вмерзших в снежную простыню и в одном тонком платье с пышной юбкой, задравшейся выше колен. По белой коже ног бегают послушные ветру снежные муравьи.

А лицо такое спокойное, с закрытыми глазами, небольшим носиком и пухлым жалобным ртом. Кто же ее сюда скинул? И за что, интересно? Она так странно одета. Лютый холод пробирался сквозь несколько слоев теплой одежды. А на девушке – одно лишь платье, заскорузлое от мороза. Впрочем, какая разница, что на ней надето.

«Мертвым везде тепло» - вспомнил поговорку Маврик. У нее даже поживиться нечем. разве что на левой руки на среднем пальце блестит колечко с зеленым камнем. Снять, что ли? Можно подарить Аннике. Может быть, тогда она хоть разок улыбнется.

Маврик с непонятной для себя опаской покосился на хозяйку кольца и осторожно взялся за ледяную ладонь. Аккуратно потянул перстенек на себя одними кончиками пальцев, чувствуя неясную тревогу и давно забытое ощущение стыда, словно он делал что-то очень и очень плохое. Как будто он сидит на складе дорожников и ест один все неприкосновенные запасы. Маврик не мог оторвать взгляда от лица девушки. Почему он так боится? Да ладно, чего тут возиться. Маврик дернул кольцо посильнее и в этот момент ресницы девушки дрогнули. Парень от неожиданности шарахнулся в сторону, чуть не упал, сглотнул слюну.

Значит, жива. Этого совершенно точно не может быть. И все-таки девушка жива.

- Эй, ты там еще не уснул? – спросила Яна, присев на корточки рядом с краем ямы и глядя на Маврика сверху вниз. От кожаных армейских ботинок на толстой подошве вниз полетела снежная крошка пополам с грязью.

- Нет, - ответил Маврик. – Я…. Я нашел живую, - ответил он, запрокинув голову и вглядываясь в лицо Яны.

- Не может быть, - Яна недоверчиво осмотрела девушку. – Ты про это замороженное полено? Она просто не могла выжить. Даже один час здесь, без движения, в такой легкой одежде, убьет кого угодно. Пошли уже отсюда, а то так есть охота. С утра только горячий чай во рту побывал.

- А как же наш хваленый Кодекс?! – вдруг, сам от себя не ожидая подобного, вскинулся Маврик. – Помнишь? Помогать другим, попавшим в беду людям, по мере сил.

- Помогать? – фыркнула Яна. – Кому там помогать? – и наткнулась на взгляд Маврика исподлобья. – Ладно. Давай, поднимай ее, я подхвачу. Если у тебя, конечно, силенок хватит.

 

Сделать один судорожный вдох оказалось почти непосильной задачей. Еще один… И медленный выдох. И резкая боль в ребрах. Лопатки впиваются во что-то твердое и холодное. В позвоночнике засела тупая ледяная игла.

Все онемело, смерзлось.

Судорожная попытка выпрямиться и дикая боль, от которой из груди рвется безумный птичий крик. Белая холодная тишина вперемежку с черной грязью. Бросили еще живой умирать в стылой яме. А когда повернулась, не сдержала нового крика. Глаз, большой черный, подернутый пеленой смертного равнодушия, как черная дыра, уставился сквозь, в никуда.

Я умерла - подумала Иза. - Меня убили. Но почему же тогда так больно?

Волосы девушки примерзли к земле. Маврику пришлось постараться, чтобы оторвать их. Несколько светлых клочков остались дрожать на ветру. Девушка не издавала ни звука. Глаза ее были закрыты. Но, когда Маврик прикоснулся к ней, его пронзило ощущение боли. Так разряд тока проходит сквозь все тело, и ты не можешь¸ не в состоянии ничего сделать, даже двинуть пальцем. А внутри тебя кто-то молча кричит. Маврик сжал зубы и из последних сил приподнял девушку на руках. Яна, увидев его болезненную гримасу, снисходительно хмыкнула и перехватила безвольное тело, втащив его на поверхность. Она явно ничего не почувствовала.

Маврик вылез следом, подтянувшись на руках, и присел прямо на землю немного передохнуть.

- Ну, и как мы ее потащим? – поинтересовалась Яна, аккуратно сматывая веревку. – Ты учти, я не собираюсь тащить ее на себе до самой стоянки. И на что она тебе сдалась? Влюбился, что ли? – спросила девушка у Маврика, пытаясь вызвать в нем смущение.

- Вот еще! – огрызнулся парень, сдвинув брови. – Дотащим как-нибудь. Можно носилки из мешка сделать. Мешок у меня есть.

- Мешок… мешок у него есть! – воскликнула Яна. – А у меня сил нет тащить эту «пушинку» через всю пустошь Сантеке.



Анна Монахова

Отредактировано: 26.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться