Заметки-2

Размер шрифта: - +

Из зимнеого-болящего

Из зимнего-болящего:

Что делает армия с заболевшими солдатами?

Прааальна, отправляет под крылушки их мамочек.

Потому как ничто не сможет так быстро поставить болящего бойца на ноги, как мамина удушающая опека и ее ворчливое "допрыгался голо-босый!"

Как-то воскресной ночью приполз наш гриппующий военнообязанный домой с температурой 39, 6.

Мама думала там рядом с ним и ляжет. Особенно, когда узнала, что врач принимает в конце дня, только с пяти вечера, так еще и армейская поликлиника находится в Иерусалиме у черта на рогах. В смысле, ехать Маме придется долго и нудно по такой погоде и пробкам.

А этот мамин... «единорог», который уперся тем самым вроде как отсутствующим рогом и ни в какую: не хотел пить жаропонижающие, чтоб не сбить температуру, а то потом ему больничный не дадут и, вообще, обвинят в симуляции.

Вот, везла Мама Старшенького в поликлинику, и сама себя готовила к битве с врачом - не дай Б-г он ребенку чё-нить не то скажет или не даст тот самый вожделенный листочек о законном трехдневном праве поболеть.

В общем, почти не конфликтная Мама накручивала себя, морально подготавливая к еще одной местной традиции – громкому скандалу. В стране это дела на пути решения личных вопросов любят и делают это с особым вкусом, в некоторые моменты переплёвывая даже экспрессивных итальянцев.

Картина в лечебном заведении предстала пред Мамой примечательная.

Почти все бойцы с родителями. Таки, что в детской поликлинике, не иначе. Вы когда-нибудь стояли в очереди к педиатру, где все мамаши поголовно носятся за годовалыми и полуторагодовалыми детьми, которые этап «первый шаг» прошли и теперь пьяной качающейся походкой на неверных ногах носились по коридору?

Вот, картина почти та же: эти все поголовно «умирающие лебеди», что на голову выше родительниц», вяло передвигались из кабинета в кабинет, а их мамаши, чуть не расставив руки для подстраховки, таскались шаг в шаг, следом, чтоб не дай Б-г что с дитятком!..

Брожение по кабинетам следовало в строгой последовательности.

Подошел к стойке с администратором, получил номерок, дал свою пластиковую карту, зарегистрировался и ждешь...

Пока тебя вызовут в проверочную комнату к медбрату (медсестер, почему-то ни одной Мама не заметила). Там болящему меряют температуру-давление-пульс и записывают симптомы болячки.

Гонят «по этапу» дальше в ожидание очереди к одному из дежурных лекарей, а данные аккуратненько заносят с электронную медицинскую карту, что уже в следующий момент будет доступна врачу.

Родители все это время бродившие за своими дитями, как наседки за цыплятами – там стульчик подставят, чтобы присел, тут куртку-шапку-чего-то-там-еще-тёплое за дитятком подержат…

В общем, облегчают болящему родному солдату жисть, как могут.

И вот тут наступает момент истины, над кабинетом зажигается надпись – врач вызывает к себе.

Что происходит дальше, наверное, уже догадываетесь?

Грозный родитель (или родительница – роли не играет. Последние так еще опаснее, чем первые), что тот бык, среагировавший на красную тряпку, почти с ноги открывает дверь кабинета с мордой «только обидь моего сына/дочь (нужное подчеркнуть) – «пасть порву, моргала выколю» …

Входит туда…

Пропускает родную кровиночку…

Поворачивается, чтобы начать бой с наскоку и… ничего.

Потому что врач, как ни странно, в симулянты никого записывать не торопится, проверяет полученные данные после краткого обследования, отправляет на экспресс-тест крови и… повторно приняв у себя в кабинете, выписывает рецепт с больничным на пару. Причем хитро так, предварительно выспросив у родительницы, чем она его лечила, мол, зачем армии тратиться на бесплатные лекарства для солдата, если дорогие родственники ему уже половину из необходимого купили. В общем, рецепт выдавался строго в соответствии того, что в семейной домашне-походной аптечке «на все случаи жизни» отсутствовали.

Одновременно интересуясь у как-то поскучневшего отца\матери на тему «что лечили, чем закармливали и не сильно ли при этом ребенок сопротивлялся».

В общем, реализовать свои бойцовские замашки в этот раз у Мамы так и не получилось.

Но, на этом история не заканчивается, потому что по этим рецептам еще в аптеке надо получить лекарства.

Оно, как известно, для солдат бесплатное.

Мамин солдат после получения документального обоснования своего трехдневного лентяйства в домашней кровати обрадовался несказанно. Видимо, только несказанная радость стала причиной столь необдуманного поступка, и он предложил ей сразу, не отходя от кассы, прогуляться к ближайшей аптеке…

Аптека оказалась не такая уж и ближайшая.

А тут еще и дождь, который зимой в Золотом Городе не просто ледяной, но и стоит сплошной стеной. Стоит заметить, что эти водяные стены часто перекашивает и дождь, будь он не ладен, заливает несчастного – то с левой стороны под зонтом, то с правой, то спереди, то сзади... Делается обычно это качественно – так, что уже после пятнадцатиминутного пребывания на улице сухой остается только макушка шапки. Все остальное – начиная с морды лица и заканчивая носками в ботинках, - можно смело выкручивать, тонкой струйкой сливая воду в бак для хранения воды на случай, на дай Всевышний, засухи.

А Мама, между прочим на ходьбу по улицам не рассчитывала.

Так же, как и ее распахнутое пальтишко на пару с зонтиком, одним на двоих.

Особенно, если тому, кто держит зонтик, ты дышишь где-то в районе подмышек и потому вынужден: то скакать зайцем, то повиснув на согнутом локте телепаться на встречном ветру тряпочкой.

В аптеке Мама со Старшеньким встретили все те же знакомые по поликлинике лица. Тётенька-провизор намётанным глазом выцепляла из общей очереди даже «замаскированных» в гражданку солдат и солдаток, с материнским сочувствием подманивал пальчиком: «иди сюда солдатик», отсыпала в аптечные бумажные пакетики строго прописанное количество таблеток и отправляла восвояси, желая болеющим скорейшего выздоровления, а их родителям титановых нервов. Потому что, болеющие дети даже в девятнадцатилетнем возрасте, все те же дети, кторым хочется, чтобы их кто-то пожалел, приголубил и поухаживал…



Eva Chernaya

Отредактировано: 17.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: