Заметки травницы

Черная тень. Часть I

2330 год со времен Катаклизма

Лес загадочно шептался за ее спиной, изредка покачивая кронами и осыпая к низу золотистую пыльцу. Воздух вокруг был пропитан зеленью и росой, которую упорно собирала вся ее одежда по мере того, как она все дальше и дальше углублялась в кусты в поисках нужного растения. Над головой Биары возмущенно пищали мошки, так и норовя залезть под рубашку и искусать. Время от времени ей приходилось раздраженно отмахиваться, когда самые настырные из них лезли в глаза, мешая в поисках крохотных сине-лиловых колокольчиков.

— Долго тебе еще? — раздался за ее спиной скучающий голос Хьюго. — Тут полным-полно насекомых, большая часть которых неприятно грызется.

«Да неужели?» — раздраженно подумала девушка, смахнув с лица очередную мошку, едва не угодившую ей в глаз.

— Что бы ты там не искала, я надеюсь, оно стоит моих искусанных рук.

«Будешь отвлекать, не приготовлю отвар, чтобы эти самые укусы прошли».

Биара полезла еще дальше, досадно шипя каждый раз, как руку жалил случайный побег крапивы или в ладонь впивалась острая шишка. Буйные кусты смыкались над ее головой, не желая пропускать к земле солнечные лучи. После того, как она отодвинула очередной побег зореночи, на глаза попалось нечто крохотное и округлое, нежно-голубого окраса.

— Есть! — торжествующе выкрикнула Биара, подползя ближе.

Пара крохотных стебельков покачнулась, когда она раздвинула жесткие стебли зореночи, укрывавшие под собой колокольчики. Удовлетворенно улыбнувшись, девушка достала из-за пояса грубую перчатку. Осторожно сорвав с ее помощью все найденные стебельки и поместив их в толстую стеклянную колбочку, прикрепленную к специально пришитым петлям на поясе, она плотно закупорила находку и поползла обратно.

Чаща вокруг ничуть не изменилась, продолжая заискивающе шептать и покачиваться. Хьюго стоял там же, где она его и оставила, небрежно прислонившись к неровному ясеневому стволу. Кожаный жилет и черный эфес меча были, как обычно, при нем. Он скучающе оглядывался вокруг, пока Биара наконец не вылезла из кустов.

— Нашла, что искала? — поинтересовался дракон, отмахиваясь рукой от роя мошек над головой.

Вместо ответа девушка гордо продемонстрировала округлый пузырек с заключенными внутри стебельками, увешанными сине-лиловыми колокольчиками.

— И что же это такое?

— Эльфы прозвали их «слезами единорога». Невероятно редкий вид колокольчиков, что растет лишь в южной части Нивнель-аб-Торук.

— А их необычность заключается в..?

— Это одно из самых ядовитых растений, — бодро разъяснила Биара, закрепив колбу обратно на поясе.

— Вот оно что, — недоверчиво протянул Хьюго. — И тебе оно нужно потому, что..?

— Яд можно превратить в лекарство, если уметь рассчитать дозу и правильно его приготовить. Из того количества «слез», что я собрала, можно создать снадобье, способное излечить тяжелое воспаление легких у трех взрослых или пятерых детей.

— Убедила, — вздохнул он, возвращаясь к тропе, с которой они сошли десяток взмахов ранее. — Пойдем, осталось пройти всего ничего.

Биара резво устремилась за ним, а когда догнала, то взяла под руку. Так они преодолели еще сотню взмахов, о чем-то отвлеченно болтая. По мере их пути, дорога впереди вела все выше и выше, а холмы плавно переросли в невысокую гору. Деревья здесь росли под уклоном, упорно цепляясь корнями за теплую землю. Легкий ветерок принес с собой запах камня, речной воды и диких цветов. Снедаемая любопытством Биара ускорила шаг, желая поскорей добраться до вершины и узнать, что же ждет ее там, за сплошной стеной из темно-зеленых деревьев и высоких синеватых чащ.

— Ты ведь помнишь наш план? — уточнил Хьюго, слегка притормозив ее касанием руки. — Пока я отправлюсь на Совет, ты будешь сидеть в роще на вершине, наблюдая за всем издалека и не привлекая к себе лишнего внимания.

— Ну как же я могла забыть о том, что возлюбленный стесняется меня перед остальными? — с наигранной печалью протянула Биара, прикрыв глаза ладонью. — Стыд и позор!

— Глупая маленькая травница, — проворчал он, сгребши ее в охапку и слегка приподняв над землей. — Я уже говорил, что драконы не любят, когда на их собраниях присутствуют люди — незачем зря их провоцировать.

— Ну, разумеется, — усмехнулась девушка.

Оказавшись на одном уровне с его лицом, она не повременила этим воспользоваться, одарив Хьюго нежным поцелуем. Вновь стоя на ногах, Биара спросила:

— Как долго будет длиться этот Совет?

— Зависит от количества проблем, которые старейшины захотят обсудить. В лучшем случае день, в худшем — несколько. Как бы там ни было, я вернусь вечером, так что не беспокойся: ночевать одной в лесу тебе не придется.

Земля под ногами стала помалу выравниваться, и чем ближе они выходили к вершине, тем легче становился подъем. Наконец ровная трава под ногами вытеснила скользкие сухие иголки, а за стеной деревьев впереди стали угадываться очертания долины. Не в силах удержаться, Биара подбежала к ним, едва сдержав восхищенный вздох.

Внизу раскинулась величественная долина, состоящая из скал, усыпанных множеством драгоценных камней в виде драконов. Их чешуя ярко сверкала на солнце, отражая ввысь всевозможные оттенки, которые только можно было себе вообразить. Внизу, меж серых утесов, протекала юркая речка, а в самом центре возвышался острый выступ, на котором должен был находиться тот, кто держит речь. В лицо ей ударил ветер, принеся с собой сильный запах трав и цветов, что росли у реки и меж трещин в скалах, вызвав приступ легкой тошноты.

— Выглядит впечатляюще? — поинтересовался Хьюго, став неподалеку.

— Еще бы! Поверить не могу, что ты не хотел вести меня сюда, вынудив искать обходные пути и придумывать, как же победить тебя в той глупой схватке.

— Не то, чтобы победа твоя была до конца честна, — подмигнул он.

— Сути не меняет, — сказав это, она отвернулась от долины, пытаясь отвлечься от дурманящего запаха цветов.

Хьюго истолковал ее жест по-своему.

— Думаю, это вполне неплохое место, чтобы наблюдать за всем издалека, — сказал он, осматривая полянку.

— Да, выглядит отлично, — отозвалась девушка, устало опустившись на землю и облокотившись о толстый ствол ближайшего дуба. — Подашь мои записи?

Он снял с плеча вещмешок, что нес все это время, и опустился рядом с ней. Биара деловито достала из закромов сумки дневник в мягком переплете, подхваченный кожаным ремешком, и раскрыла на закладке в виде сушеного листа дерева мипур. Бежевые страницы приветственно зашелестели. Выудив из потайного кармашка в обложке графитовый стержень, она принялась поспешно записывать любопытные наблюдения и виды растений, что сумела обнаружить за сегодняшний день. Перенеся на бумагу все свои заметки, девушка принялась быстро, немного неаккуратно делать наброски «слез единорога», время от времени сверяясь с растением из пузырька. Хьюго все это время с интересом наблюдал за ее стараниями, внимательно перечитывая записанное.

— Ты всегда пишешь очень поспешно, — прокомментировал он. — Разве подобные книги не надлежит вести аккуратными, затейливыми символами?

— Оставляю всю аккуратность на писарей, — проворчала Биара. — В отличии от них, я не переписываю чужие мысли, но записываю свои — мне нет дела до того, насколько мои руны неопрятны в сравнении с их работами.

— Будь по-твоему, — примирительно улыбнулся Хьюго.

Он неторопливо подтянул к себе сумку и достал оттуда хлеб и сыр, бережно завернутые в чистые полотенца. Еда немного зачерствела, так как последнее людское поселение на их пути попалось дня четыре тому назад, однако выбирать не приходилось — в странствии не было места кулинарным изыскам.

— Голодна? — участливо спросил он, протянув девушке наиболее мягкий ломоть хлеба.

Биаре было достаточно одного взгляда на еду, чтобы вновь почувствовать себя дурно.

— Спасибо, но я откажусь: как-то нет аппетита, — блекло отозвалась она, уткнувшись носом обратно в записи.

На сей раз ее мимолетная бледность не скрылась от Хьюго.

— Ты в порядке?

— Просто усталость, — вымученно улыбнулась девушка. — Обыкновенная усталость с дороги. Все здесь выглядит… как-то необычно, да и чувствуется совсем иначе. Но, спасибо за беспокойство, — она благодарно сжала его ладонь, снова улыбнувшись — на сей раз искренне.

— Вероятно, все дело в магии, которой в этих землях хватает с лихвой, — произнес Хьюго, неспешно поднимаясь. — Крепкий потенциал Нивнель-аб-Торук вкупе с магией тысяч драконов, что собрались в одном месте, могут оказывать странное влияние на неподготовленных к подобному существ.

— И много в драконах магии? — заинтересовано отозвалась Биара, отложив дневник и внимательно наблюдая за тем, как он осматривает лес вокруг на наличие следов диких зверей.

— Существ, связанных с энергией мира крепче драконов, я не знаю.

— Так значит, в тебе есть предрасположенность к магии? Почему же ты тогда не используешь заклинания?

— Если бы не магия, моего вида и вовсе бы не существовало. Ты ведь однажды читала какой-то бестиарий о моем виде, пытаясь доказать, что «дракон-оборотень» — название крайне нелепое.

— Оно действительно нелепое, и ты в этом со мной согласился! — весело сверкнула глазами девушка. — И то был не бестиарий, а трактат, целиком и полностью посвящённый как самим драконам, так и другим представителям драконидов.

— Такие книги обычно зовут бестиариями.

— Ты не ответил на мой второй вопрос, дракон-оборотень!

— Вот теперь это действительно звучит как оскорбление.

— Оно им и являлось.

Хьюго укоризненно покачал головой, отодвигая гибкий орешник ножнами и внимательно осматривая следы на земле.

— Так почему ты не умеешь колдовать? — повторила Биара, не намеренная так просто сдаваться.

— Я никогда не обучался магии.

— Отчего? Разве она не откроет для тебя новые возможности в сражениях и обыкновенной повседневной жизни?

— Магия не… — он на краткий миг запнулся. — …не заменит меча в битве.

— То есть не обучаться заклинаниям — твое сознательное решение?

— Можно и так сказать.

Биара задумчиво склонила голову, внимательно глядя на него. Новые вопросы вертелись у нее на языке, но вид Хьюго прямо указывал на то, что в данный момент говорить о магии он не намерен. Пожав плечами, она вновь раскрыла записи, принявшись критично изучать зарисовку найденных колокольчиков.

Спустя пару взмахов ее боковое зрение выцепило нечто неподалеку. Поначалу девушка подумала, что это тень, отбрасываемая притаившимся зверем, однако стоило лишь поднять глаза к подозрительному кустарнику, как темное пятно исчезло — совершенно бесшумно. Это заставило ее обратить внимание на тот факт, что Хьюго все еще продолжал внимательно осматривать чащу неподалеку. В душе зародился неприятных холодок страха.

— Обнаружил нечто странное? — негромко спросила она, приближаясь осторожным шагом.

— Я не уверен. Видишь этот след?

Он указал на сухую почву, усыпанную иголками, ветками и прочим лесным мусором. На ней были отчетливо заметны странные завихрения, напоминающие ни то следы ветра на озерной глади, ни то причудливые узоры на песке у морского берега.

— Их точно не могло оставить обыкновенное животное, — разъяснил Хьюго, не отрывая взгляда от странных следов. — Да и человек тоже.

— Лес вокруг выглядит обычно, — Биара окинула взглядом высокие поскрипывающие деревья. — Будь тут что-то зловещее, это сразу бы отразилось на птицах и растениях. Так ведь?

— Не знаю, — вздохнул он, наконец отвернувшись от странных следов и закрепив ножны обратно на поясе. — Прежде мне не доводилось видеть подобного, и это настораживает.

Она вновь осмотрелась, неумышленно опустив ладонь на рукоять фальчиона. После слов Хьюго окружавшая их чаща уже не казалась столь мирной и безопасной, как раньше. В голове тут же всплыло воспоминание о причудливой тени в кустах. Не желая поощрять в себе паранойю, Биара перевела взгляд на дракона, но он этого не заметил, внимательно высматривая что-то в темных кронах деревьев перед ними. Последовав его примеру, она уставилась на угловатые ветви с иглами, листьями и цветами, окрашенные в зеленые, серые и синие оттенки.

В одном месте, у кроны темно-зеленого кедра, тьма особенно плотно сгустилась, издали походя на обыкновенную тень. Поначалу ей показалось, что это была птица на подобии филина или сыча. Будто почувствовав на себе их взгляды, темное пятно оторвалось от дерева, промелькнув меж неровных стволов, пока бесследно не исчезло в лиственной чаще. Его движения никак не походили на те, что были присущи птицам.

— Знаешь, пожалуй, будет лучше, если ты все же составишь мне компанию на Совете, — медленно проговорил Хьюго, не отрывая настороженного взгляда от зеленых верхушек.

Биара не имела ничего против.



A. Achell

Отредактировано: 14.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться