Заметки травницы

Черная тень. Часть III

 — Черная тень опасна лишь для тех, чья жизнь тесно связана с магией, — произнесла высокая рыжеволосая женщина. — Мав-даккар целиком создан из темной маны. Он заражает своих жертв, чтобы после вытягивать их магию, подпитываясь ею. До сих пор не было изобретено ни единого заклятия, которое могло бы остановить его.

 — Неужели совершенно ничего сделать нельзя? — отчаянно вопросила Биара, со слезами глядя на друидессу по имени Гербéра.

Она также была драконом-оборотнем, хоть и жила в эльфийских лесах, обучаясь магии, пока не вступила в Круг друидов, получив благословение самой Аривии. Как и все колдуны Круга, Гербера отлично зналась на искусстве целительства, а потому не раздумывая взвалила на себя присмотр за теми, кто оказался заражен черной тенью.

 — Единственный способ, который мне известен: найти и убить мав-даккар, — сочувственно вздохнула Гербера. — Если не будет кому вытягивать магию из жертв, она со временем вернется в их тела. К сожалению, зачастую мав-даккар сложно выследить, а времени на это невероятно мало. Чем меньше магии в зараженном, тем скорей она кончится, унеся вместе с собой и жизнь.

 — Сколько времени у нас есть на то, чтобы отыскать это существо? — тихо спросила Биара, обернувшись на Хьюго.

Всех пострадавших разместили рядом с рекой, неподалеку от берега. Больше десятка драконов бессильно лежали, пока вокруг них хлопотало несколько друзей или родных. У некоторых черные линии тянулись от морды, у других от лап или туловища. Один лишь Хьюго выделялся из-за того, что принял свой человеческий облик, и сидел, тяжело прислонившись к скале. Рукав левой руки был полностью отрезан, обнажая страшные темные прожилки, почти полностью закрывшие кожу на плече, расползаясь все дальше, успев к этому моменту достигнуть кисти.

 — Пока что мне сложно дать ответ на этот вопрос, милая. Думаю, у твоего избранника есть в запасе несколько дней, хотя тот факт, что он решил сменить облик после заражения, значительно сократил его запас магии. У детенышей дела обстоят намного хуже, — Гербера сочувственно взглянула на пару драконят, жалобно поскуливающих на земле.

Над каждым из них склонилась убитая горем мать, не знающая, как ей облегчить страдания своего детеныша. У одного черные линии расползались на уровне шеи, а второму удар тени угодил прямиком в грудную клетку. Отвратительные щупальца тянулись все дальше и дальше, обесцвечивая под собой чешую птенцов.

 — Я отправлюсь на поиски мав-даккар, — произнесла Биара, решительно сжав рукоять фальчиона. — Скажи только, как его убить.

 — Солнце почти опустилось за горизонт, — задумчиво произнесла друидесса, глядя на небо. — В потемках черную тень не сыскать. Придется обождать ночь.

 — Но мы теряем время!

 — А если отправитесь сейчас туда, где бродит мав-даккар, сокрытый ночью, то прибавите ему лишних жертв. Тебе нечего боятся, ведь без магии ты не представляешь для него никакого интереса, но вот остальные, что отправятся с тобой, подвергнут себя ненужному риску. Вряд ли в одиночку ты сможешь что-либо обнаружить в непроглядной чаще ночного леса.

Друидесса замолчала, задумчиво глядя на зараженных.

 — Послушай, милая, — произнесла она погодя, немного смягчившись, — я понимаю твой страх. Невмоготу бессильно ждать, глядя на то, как умирает близкий человек, но временами обстоятельства бывают сильнее нас. Обещаю, эта ночь не пройдет даром: мы отыщем оружие против мав-даккар и соберем тех, кто будет готов пойти с тобой в охоту на черную тень.

Убить его можно лишь при помощи той же темной магии, из которой он состоит, однако ни одного чернокнижника среди нас нет и отродясь не было — драконам темная мана недоступна. Наш единственных выход — оружие из теоникса, редкого металла, способного нейтрализовать любую магию, как светлую, так и темную. Если пронзить сердцевину мав-даккар стрелой или копьем с теониксовым наконечником, это должно уничтожить его.

 — И где же нам взять такое оружие?

 — Думаю, в сокровищнице Совета должна была заваляться пара подобных изделий.

Поймав на себе удивленный взгляд девушки, Гербера пояснила, подмигнув:

 — А ты думала, истории о драконах и их сокровищах — миф?

 — До этого момента, — вздохнула Биара, не в силах разделить энтузиазм друидессы.

Тревога за жизнь Хьюго пожирала изнутри, не оставляя места для теплых эмоций. Заметив полную опустошённость собеседницы, Гербера положила руку ей на плечо, попытавшись приободрить:

 — Надежда небольшая, но она все же есть. Не все из них располагают такой роскошью, — ее взгляд вновь остановился на драконихах, сидящих над вздрагивающими детенышами. — Мне пора. Слишком многие нуждаются в помощи, а драконы никогда не слыли своим альтруизмом и сопереживанием к остальным, пускай даже себе подобным.

 — Спасибо за все, Гербера, — тихо произнесла девушка.

Друидесса кивнула, после чего стремительно направилась к стонущим детенышам. Биара опустошенно проводила взглядом ее высокий, статный силуэт, слегка размытый наступавшими сумерками. Свободные одежды — льняное эльфийское манто и широкие, почти необъятные штаны —   таинственно колыхались от уверенных шагов, немного походя на размытые края тени, которую девушка видела этим днем. Покачав головой, силясь отогнать неприятные воспоминания, она направилась к Хьюго.



A. Achell

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться