Заметки травницы

Принцесса Пиратов

…2340 год со времен Катаклизма

В горле снова неприятно защекотало, заставив тело сотрясаться от кашля. Он все никак не желал стихать, и Энджела вновь ощутила зарождающийся в груди страх. Ей еще никогда не было так плохо: телу было одновременно жарко и холодно, насморк не позволял нормально дышать, а горло неистово болело и после каждого неосторожного вдоха заставляло мучиться кашлем. Голова раскалывалась, а слабость сковывала тело. Мысленно перечислив все свои недомогания, девочка жалобно всхлипнула, и горячие слезы обожгли и без того жгущие глаза. Неужели это конец? Она умрет? Вот так просто, вот так жалко?..

Докончить страшную мысль Энджела не успела, потому как дверь с хлопком отворилась, и в комнату вошла мама. На ее руках красовался поднос со множеством дымящихся мисок и кружек. Наверное, там было что-то вкусное и съестное, но из-за забитого носа Эндж смогла ощутить лишь пряный запах засушенных трав, который всегда и везде сопровождал Биару, а теперь чувствовался вдвойне сильней из-за приготовленных снадобий.

Мама присела рядом с ней, на краешек кровати, опустив поднос неподалеку. В детской было слишком темно из-за зашторенных окон, и Энджела не усела разглядеть все, что она принесла. Будто прочитав ее мысли, Биара тут же оказалась у окон, и спустя мгновение в комнате стало светлее. Как ни странно, такая обстановка сумела слегка разогнать мрачные мысли, что одолевали девочку.

 — Что со мной будет? — прохныкала она, с мольбой глядя на вернувшуюся мать.

 — Все самое хорошее, — пообещала та, приложив руку к горячему лбу. — Похоже, жар немного спал.

 — Это хорошо или плохо?

 — Это прекрасно. Так, а теперь покашляй, — Биара приложила ухо к ее груди, к чему-то прислушиваясь.

Энджела послушно закашляла. На сей раз хрипота показалась ей еще более пугающей.

 — …Ну что? — взволнованно спросила она, когда наконец пришла в себя.

 — В груди хрипов нет, а значит, болезнь не опустилась ниже. Это очень хороший знак. Горло все еще сильно болит?

 — Угу.

 — Ну-ка, открой рот.

Энджела послушно выполнила указание.

 — Красное и воспаленное, но не более того, — заключила Биара. — Пока что переживать нечего: смахивает на обыкновенную простуду. Отдохнешь шесть деньков в постели, и все с тобой будет в порядке.

 — Уверена? — шмыгнула носом Энджела. Сейчас она чувствовала себя настолько плохо, что внять словам матери было сложно.

 — Как никогда в своей жизни, — ободрительно улыбнулась Биара.

 — Если все не так страшно, то почему Айвэн и Корвин не приходят ко мне? Это ведь и их комната тоже… Мне без них одиноко.

 — Потому что ты можешь передать им свою простуду. Корвин еще слишком мал, и я не хотела бы рисковать — его тело не настолько окрепшее, как у вас с сестрой. Что же до Айвэн, то она помогает отцу управиться с Корвином, пока я забочусь о тебе.

 — Получается, ты не боишься, что я могу передать тебе эту… как же ее…

 — Простуду, — подсказала мама. — Нет, не боюсь. Ничто не заставит меня оставить тебя здесь одну. А теперь выпей вот этот отвар, — и она взяла с подноса дымящуюся глиняную кружку. — Он должен успокоить боль в горле и немного смягчить кашель.

 — Что в нем? — спросила Энджела, приняв кружку и недоверчиво принюхиваясь к ее содержимому. Запахов снова не удалось ощутить, лишь слабый аромат… Девочка скривилась: — Фу, темная мята! Она ведь страшно горькая!

 — Поэтому я добавила туда буреягод и сладкого меда. Благодаря им ты и не почувствуешь горечи, обещаю. Темная мята очень хорошо снимает воспаление, так что тебе придется это выпить.

Энджела вздохнула, но покорно осушила содержимое кружки. Напиток был теплым: мама не соврала, кисло-сладкий привкус очень хорошо скрывал горечь темной мяты. Девочка решила, что ей даже понравилось.

 — Скажи, а папа тоже боится, что я передам ему простуду? — угрюмо спросила она, вертя в руках опустевшую кружку, что все еще хранила в себе тепло. — Когда я пожаловалась ему на самочувствие, и он пощупал мой лоб, мне показалось, что он испугался. Он позвал тебя, и с тех пор я его почти не видела. Папа что, боится меня?

К ее удивлению, мама звонко расхохоталась. Энджела не понимала, что сказала смешного, поэтому сердито надулась.

 — Прости, милая, — наконец произнесла Биара, все еще посмеиваясь. — Нет, папа не боится, что ты его заразишь. Просто каждый раз, когда кто-то из вас заболевает, он страшно волнуется — в основном потому, что не может для вас ничего сделать и хоть как-то помочь. Мне кажется, это сильно его беспокоит. Видела бы ты его лицо, когда впервые заболела Айвэн! Я думала, Хьюго поседеет — настолько он перепугался. Просто места себе не находил. — Мама с улыбкой покачала головой, вспоминая. — Не все взрослые помнят о том, что их обеспокоенность может еще больше напугать ребенка. Вне зависимости от происходящего, ты должен быть сильным и уверенным, передавая этот настрой малышу.

 — Получается, даже если я буду умирать, ты и виду не подашь? — задумалась Энджела. Следующая мысль ее ужаснула: — И сейчас, когда ты с уверенностью говорила о том, что со мной все будет в порядке, ты?..



A. Achell

Отредактировано: 14.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться