Заметки травницы

Мастерская

…2341 год со времен Катаклизма

Как и предполагала, Энджела сумела застать свою мать в небольшой пристройке у дома — «мастерской», как они ее прозвали. Там Биара ставила опыты, упражняясь в зельеварении, алхимии и небеса пойми чем еще. Отец считал ее увлечение небезопасным и ворчал каждый раз, как мама пропадала, экспериментируя над множеством алхимических субстанций. С недавних пор Биара всерьез заинтересовалась созданием взрывных смесей, а потому Хьюго строго-настрого запретил детям туда соваться, но… Энджела улыбнулась, и в ее голове прозвучал заговорщицкий шепот Биары: «Чего отец не заметит, о том и не узнает».

Оказавшись внутри, она тут же закашлялась от облачка сизого дыма, что еще не успел покинуть помещение через окна у самой крыши. Мама склонилась над ровным рядом реторт, одна из которых стояла над небольшой горелкой, подпитываемым специальным топливом. Однажды Биара упоминала его название, но Энджела так и не запомнила этого длинного, трудновыговариваемого словечка.

Когда мама обернулась на ее шаги, поприветствовав кратким кивком, девочка с трудом сдержала смешок: Биара была в полном обмундировании. Защитные очки на кожаном ремешке забавно искажали ее глаза, яркий платок скрывал половину лица, а из кармана тяжелого кожаного фартука торчали стеклянные палочки, которыми она помешивала свои творения. Пара грубых перчаток, защищающих руки от токсичных реагентов, удерживала пузырек с ядовито-желтым порошком внутри.

Биара жестом указала ей на небольшую тумбочку, на которой раньше лежали неразобранные ингредиенты вроде трав, грибов и ягод, а чуть позже, когда это место облюбовали дети, она расчистила его специально для них. Получился своеобразный пьедестал, на который было весело взбираться, и с которого открывался прелестный вид на всю «мастерскую».

Пока Энджела устраивалась поудобней, Биара осторожно опустила желтый пузырек на специальную стойку, где красовалась парочка точно таких же колб, разве что немного разного цвета. Дочка тем временем восторженно оглядывала кучу баночек, книжных стопок и развешенных над потолком сухоцветов, что издавали приятный запах трав — он всегда действовал на нее успокаивающе. Вспомнилось, как во время очередной простуды, когда ей было плохо и страшно, мама ухаживала за ней, и лишь ее забота и сопровождающий всегда и везде запах трав сумели успокоить все тревоги. С тех самых пор каждый раз, как Энджела чувствовала этот легкий, пряный аромат сухоцветов, ее окутывало чувство безопасности и покоя.  

К тому времени Биара наконец управилась со всеми алхимическими порошками, упрятав их понадежней, и принялась постепенно снимать свое боевое облачение: вначале толстые перчатки, затем фартук и платок…

 — Как твои дела, милая? — спросила она, стягивая с головы круглые очки. На щеках остались забавные следы от линз.

 — Все как всегда, — вздохнула Энджела, принявшись болтать ногами. — Айвэн зазнается и ведет себя как заноза в… Ну, ты поняла. Корвин маленький и скучный, играть с ним совсем неинтересно. Папа пытается быть строгим, но у него это плохо выходит.

 — Действительно, все как всегда, — усмехнулась Биара.

Глядя на веселые искорки в ее глазах, Энджела впервые задумалась о том, являлась ли она первой среди тех, кто приходил в мастерскую мамы, чтобы нажаловаться на остальных. Что, если Айвэн точно так же сплетничала с ней о них с Корвином, и даже папе? А Биара всех молча выслушивает, и лишь про себя посмеивается — с нее станется! Энджела внимательно посмотрела на мать, пытаясь понять, способна ли она на такой поступок. Биара ответила дочери не менее сосредоточенным взглядом, не то передразнивая ее, не то решив за что-то отчитать.

 — Итак, ты жалуешься на скуку, — продолжила мама. — Если хочешь, можешь составить мне компанию в некоторых исследованиях. Я как раз начала работать над одним… относительно безопасным зельем. Нужно правильно смешать между собой вытяжку из старолистника и оссит, после вскипятив все это на настойке тасмия, и тогда…

 — Без обид, мам, но мне не слишком интересны эти твои порошки и настойки, — тягостно вздохнула Энджела. — Мне очень нравится мастерская и нагромождение баночек-скляночек, но я бы с радостью наполнила их чем-то другим.

 — Например? — заинтересовано отозвалась Биара, ничуть не обидевшись.

 — Не знаю пока… Может, артефактами? Или оружием… Я люблю оружие.

 — Это мне известно, — почему-то вздохнула мама. — Так что же нам тогда делать с твоей скукой?

 — Не зна-аю… — грустно протянула девочка. — Может, мы могли бы куда-то попутешествовать?

 — Например?

 — Ну… на море?

 — Море? — с улыбкой переспросила Биара. — Почему?

 — О нем много говориться в сказках о Принцессе Пиратов. Там оно описывается как нечто большое, красивое, опасное и… волнительное.

 — Мы были у Восточного моря очень давно, еще когда твоя сестра была не больше двух лет от роду. С тех пор я как-то о нем даже не вспоминала. Оно очень холодное — даже летом. Но, пожалуй, есть в нем какая-то чарующая красота…

 — Вот и я о том же! В сказках о нем столько говорилось… Мне всегда хотелось увидеть море собственными глазами! Понять, где Принцесса Пиратов совершала свои захватывающие подвиги и рассмотреть волшебную синеву морского царства… Ведь там есть царство, мама? Не может не быть — столько просторов, и чтобы там никто не жил?



A. Achell

Отредактировано: 14.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться