Заметки травницы

Королевский разведчик. Часть II

Уже которую ночь она не могла сомкнуть глаз. Скорбь по брату затмила собой весь мир, и не было для нее утешения ни в домашних заботах, ни в вопросительных взглядах детей, ни даже в сочувствии Хьюго. Днями Биара ходила подобно приведению, машинально исполняя повседневные дела, а ночью, несмотря на полное истощение, сон никак не желал к ней идти.

Ее состояние невероятно тревожило Хьюго, но все его попытки заговорить с ней ситуацию не улучшали. Он никогда не сможет понять, как многое значил Ирас для Биары. Для Хьюго тот был всего лишь хитрым шпионом, скользким типом и неисправимым прохвостом, однако для Биары брат значил куда больше, чем можно было представить. Именно благодаря Ирасу она сумела вытерпеть пребывание в поместье барона Лорафим. Брат заменил для нее обеих родителей, был верным другом и защитником — лишь вместе они сумели выстоять против Сильвара, Нимиды, а также озлобленных братьев и сестер. Ирас обучил ее непокорству, открыл глаза на множество интересных сторон мира, в котором они жили, показав, что жизнь не ограничена одними только стенами фамильного поместья.

Его побег вдохновил ее на то, чтобы спустя год решиться покинуть жестокого барона вместе со всей их злобной семьей, отправившись навстречу своей судьбе. В конце-то концов, к заслугам Ираса также можно было приписать ее встречу с Хьюго! Где бы она была сейчас, не реши брат спихнуть откровенно неинтересное ему задание на Биару, приставив к ней надежного наемника для защиты? Никто не мог понять всей глубины признательности и любви, что она испытывала к Ирасу. А теперь его нет… Убит, насмерть истерзан пытками где-то в недрах темницы далекого Андор-Нау. От одной только мысли о том, в каких муках должен был умирать ее брат, хотелось биться в истерике — но даже ее Биара не могла себе позволить.

Как и в ночь накануне, она молча поднялась с постели, тихими шагами направившись к лестнице. Хьюго не спал, но и ничего не сказал — помочь он все равно не мог, а наилучшим лекарством от тоски была для нее работа. Исследования позволяли занять разум чем-то иным и отвлечься от страшных картин о последних мгновениях Ираса и мучительной ностальгии о времени, проведенном с ним ранее.

Спустившись настолько тихо, что в этом ей могли позавидовать все королевские разведчики вместе взятые, Биара бесшумно отворила дверь и выскользнула наружу, в объятия прохладной ночи. Накинув на плечи плащ, она отправилась к небольшой пристройке у дома — той, что Хьюго построил для нее лет семь назад. Здесь Биара проводила опыты с алхимией и хранила наиболее ценные записи и заметки, что после отправляла в академии Золотых Дюн.

Войдя внутрь, она наощупь отыскала огниво, после чего уверенно зажгла пару толстых свеч за толстым стеклом, расположенных в специальных держателях вдоль стен. Когда желтый свет прорезал мрак ее укромного убежища, Биара облегченно вздохнула. Она и сама не до конца понимала, отчего эта «мастерская», как ее любила звать Энджела, дарила столько умиротворения. Немного постояв, рассеянным взглядом окидывая полки с реагентами, подвешенные к потолку травы, ящики с пустыми колбами, стопки пухлых книг и пергаментов, Биара решительно вздохнула, направившись к высокому столу напротив окна. По пути она остановилась у крючьев возле стены, повесив на них плащ и нацепив вместо него тяжелый кожаный фартук, который обычно носили ковали и мясники. Крепко перевязав волосы лентой, Биара натянула на руки идеально скроенные перчатки и приблизилась к рабочему месту.

Здесь царил беспорядок, оставленный с прошлого раза: хоть все колбы были намертво закупорены, порошки (те из них, что не были опасны или токсичны), лежали в раскрытых коробках. Парочка из них была рассыпана на столе, и теперь темно-синие крупицы флориума и зеленые песчинки торпа озорно поблескивали в отсвете пламени, дрожащем за помутневшим стеклом.

Биара нахмурилась, припоминая, над чем именно работала накануне. Кажется, она пыталась вывести более эффективную настойку «волчьей крови»? Или же вновь экспериментировала со взрывными порошками?.. И флориум и торп годились как для первого, так и для второго… Биара тихо зарычала, злясь на собственную небрежность. В тысячный пообещав себе, что начнет записывать то, над чем работает, быстро убрала излишек алхимических субстанций со стола, после чего раскупорила две колбы. В одной из них переливался бесцветный раствор тасмия, а во второй вязкая красная жидкость — сефлум, одна из легких кислот.

Дверь за спиной тихо отворилась. Биара не обернулась, решив, что прибыл Хьюго. Она с трудом подавила раздраженный вздох, представив, как он опять попытается ее утешить, а после, не добившись успеха, решит воззвать к рассудку — мол, незачем так тосковать по тому, кто не навещал тебя за прошедшие десять лет. Биара сердито нахмурилась, когда вдруг почуяла неладное — за спиной было тихо, ни одна половица не скрипнула под немалым весом Хьюго. Так не должно было быть…

Безо всякого предупреждения, она стремительно развернулась, зажав в руке обе раскрытые колбы. Тень за спиной испуганно отшатнулась, подняв руки в примирительном жесте. Хриплый голос произнес:

 — Пускай я и вошел без стука, но разве так подобает встречать дорогих гостей?

Дыхание перехватило. Голос был сильно охрипшим, но в нем проскользнули до боли знакомые нотки. Слова застряли в горле, потому Биара выжидательно молчала. Она даже не подумала опустить колбы, готовая в любой момент выплеснуть их содержимое на незваного гостя, чье лицо терялось в тенях капюшона.

Удовлетворенно хмыкнув, тот медленно откинул плащ. Желтый свет задребезжал, спотыкаясь о многочисленные рубцы, иссекавшие лицо мужчины. Их было так много, что издалека они походили на чудаковатые морщины. Некоторые шрамы были поновее: один розовый рубец пересекал правую щеку, второй опоясывал лоб, третий находился у виска. К более старым и бледным можно было причислить тот, что наискось пересекал рот, а также парочку помельче: у переносицы и левого глаза. Можно сказать, новые отметины изменили лицо до неузнаваемости, и только темно-карие глаза с легким вишневым подтоном — точно такие же, как у самой Биары — позволили безошибочно узнать в этом искалеченном мужчине ее брата Ираса.



A. Achell

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться