Замкнутые параллели

Размер шрифта: - +

Глава 6

  Чтобы переварить все то, что узнала о себе, я вышла из палатки. Судя по солнцу, время давно перевалило за полдень. К горизонту расположился лагерь. Куда не посмотрю, все чем-то заняты: кто-то готовит, кто-то чистит подпругу или ухаживает за лошадьми, кто-то чистит оружие. Проходя мимо, замечала, что люди оборачиваются и смотрят на меня удивленными взглядами, как будто не верят, что это действительно я.

 Занятая своими мыслями, я не заметила, как оказалась у небольшой площадки за одной из палаток. Передо мной предстала картинка спарринга двух мужчин. По пояс раздетые они наносили друг другу удары длинными шестами, чем-то напоминающими станху[1]. Грация зверя сквозила в каждом нанесенном ударе. Мастерство, которого добиваются долгими тренировками, было очевидно. Я не могла отвести взгляда от происходящего, так и застыв возле палатки.

  «Когда-нибудь и я смогу так сражаться. Когда-нибудь...»

  Подсечкой один из спарингующихся уронил противника. Приставив шест к шее побежденного, он объявил об окончании боя.
  Увы, смотреть больше было не на что, и я пошла дальше.

Возвращаться не хотелось. Каблуки на ботинках отбивали ритм, а накидка, которую я взяла со стула в палатке была большой для меня, развиваясь на легком ветру она непременно бы закрутилась и спуталась не подвяжи я ее рукава на поясе.

Точно такую же всегда носила тетя Кира. Неизменный ее атрибут. Серая накидка, с множеством карманов. Я как-то, когда еще была маленькой спросила у нее, зачем столько карманов, в них же так легко запутаться.  На что тетя Кира по доброму рассмеялась.

Тетя Кира была умной женщиной. Она владела лавкой с разной всячиной. Но больше всего любила книги. Как сейчас помню, забираясь на комод за шкафом и доставая очередное чудо к картонном или кожаном переплете погружалась в мир приключений или науки, философии или увлекательных расследований.

Порой так увлекалась, что не замечала, как рядом появлялась ароматная чашка чая, а внизу, в соседнем помещении звучал папин голос.

Муж тети Киры уехал вместе с отцом. А она, не выдержав расставания, приняла решение последовать за ним.

Многие не вернулись. Не вернулась и тетя Кира. На месте ее лавки через несколько лет появилась библиотека. Но я так и на смогла туда войти. Слишком много воспоминаний держали мое сердце.

- Извините, леди, вам пора возвращаться обратно...- я вздрогнула, выплывая из таких теплых воспоминаний детства.

- Да, конечно, - повернулась к охране, которая оказывается везде сопровождала меня.

  Задумавшись, я оказалось не заметила, как прошла весь лагерь и оказалась на окраине.
Возвращаясь к палатке, в которой, как я поняла, меня поселили, заметила Виктора. Он в замешательстве стоял и смотрел на закрытый полог. Будто не решался пройти внутрь. Рука то поднималась в намеренье сдвинуть ткань, но не доходя каких-то пары сантиметров опускалась вновь. Взгляд пустой, отрешенный. 

  Мне удалось подойти к Виктору незамеченной.

- Добрый день, - и нужно еще мило улыбнутся, но сразу вспоминаю то, что было несколько часов назад.

  Я прошла в палатку. Касандра сидела на раскладушке и гладила обложку моего дневника. Такое ощущение, что за все время она ни на сантиметр не сдвинулась с места. Виктор появился следом. 

- Кас? – обратил на себя внимание посетитель. - Тебе удалось помочь Динаре вспомнить?

- Да... - Тихо, почти не слышно, словно говорить она могла с большим трудом.

- ЧТО!? - Он так громко крикнул на Кас, что та вздрогнула.

- Не кричи на нее! Да, я вспомнила, но не много.

  Он лишь кивнул и стал вышагивать из стороны в сторону, как будто так думалось намного легче. Вдруг он остановился и повернулся ко мне с полным надежды взглядом и спросил:

- А меня? Меня, ты помнишь?

  Я смотрела в его черные глаза, готовая утонуть. Попыталось хоть что-то вспомнить, но тщетно.

- Нет, только Касандру.

  Эти слова его расстроили, и Виктор продолжил мерить шагами пространство палатки.  Это стало меня уже раздражать. Туда-сюда Туда-сюда Туда-сюда...

- Прекратите маячить и сядьте уже! – Разнесся мой крик по маленькому пространству палатки. 

  Черноглазый удивленно посмотрел на меня, но все-таки опустился на раскладушку рядом.

  Теперь и Кас, и Виктор смотрели на меня, но по-разному: Кас с удивлением и с частичкой счастья из-за того, что я ее помню, Виктор же вглядывался в меня, с болью в океане черных глаз. Эта боль шла из глубины. И мне стало неловко от того, что я виновата в этом отчаянии. Столько боли, в которой я повинна. Кто же я такая, что причиняю человеку эти страдания. Кто я такая, чтобы продолжать эту пытку?

«Нужно что-то сделать. Я больше так не могу».

 Я вскочила с раскладушки, но слишком резко. Перед глазами все проплыло.

 Энергия, что поддерживала меня иссякла мгновенно. Сил не хватило даже на то, чтобы удержаться на ногах, и я медленно осела на пол.
- Дина?! – в два голоса вскрикнули мои гости.

 Упасть мне, конечно, не дали. Предотвратив знакомство с землей, меня подхватили крепкие руки. Голова кружилась сильно, и я зажмурилась. Все равно ничего увидеть было невозможно.

- Дина, я здесь, слышишь? Это я Виктор. Дина, скажи хоть что-нибудь! Очнись! Кас, целителей срочно! – в голосе мужчины царила паника.

 Ответить я не смогла, язык перестал слушаться. Тело налилось свинцом.

- Дина, Диночка, не уходи снова! Дина…

Прежде чем сознание меня покинуло, я собрала последние силы и прикоснулась кончиками пальцев к щеке Виктора.
 



Димашина Ляля

Отредактировано: 27.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться