Замок

Размер шрифта: - +

От любви до смерти

Однажды душной июльской ночью Грете не спалось. Огромная наглая оранжевая луна, с каким-то зловещим кровавым отливом, с нехорошей ухмылкой заглядывала в узкое окно комнаты, наводя тяжелое гнетущее впечатление на девочку. Грета долго ворочалась без сна в своей слишком широкой для ребенка постели с балдахином и, наконец, решила пойти к матери.

Грета любила мать, однако задумчивый и отстранённый от всего земного взгляд Мелинды внушал девочке нечто похожее на почтительное благоговение. Не то чтобы Грета боялась матери, но ей бы и в голову не пришло пожаловаться ей на невкусную кашу на завтрак или скучные уроки вышивания от няньки. Впрочем, иногда, когда графиня бывала в настроении, она рассказывала дочери на ночь истории из своего детства о том, как они с братьями и Гвендой играли в просторном замковом холле с разноцветными витражами, от которых в солнечные дни падали красные, зеленые, синие и желтые блики, окрашивая белый мраморный пол в причудливые тона; как они всей семьей долгими морозными зимними вечерами сидели у огромного камина; они с матерью и сестрой вышивали, а отец читал вслух романы о приключениях рыцарей прошлого. Мелинда говорила о веселых балах, которые давал ее отец, о вкусных пирогах с малиной, которые пекла ее мать, о небольшом поросшим камышами пруде за усадьбой, в котором они с братьями ловили рыбу, о прогулках на пони вдоль моря с сестрой, и лицо графини преображалось. С него точно спадала непроницаемая маска, а в янтарных глазах женщины появлялись теплые золотистые искры, и старый знакомый, увидевший бы ее в такие минуты, вероятно, узнал бы прежнюю Мелинду Мейнсфилд.

Грета любила истории матери. Они переносили ее в мир красок, тепла, семейного счастья, уюта, дружбы и любви - того, чего так не хватало в суровом замке Бертонов.

И сейчас девочке захотелось снова услышать одну из тех многочисленных историй, огромным запасом которых обладала ее мать. Грета тихо выскользнула из-под одеяла, накинула на плечи теплый, пуховый платок, принадлежавший отчаянно храпевшей рядом на большом спальном сундуке няньке, и покинула комнату. Девочка направилась в спальню матери. Однако, когда Грета проходила мимо двери, ведущую в Северную башню, внимание ребенка привлекли звуки двух громких голосов. Один голос – мужской – кричал и обвинял, другой – женский – что-то пытался доказать обладателю первого. Мужской голос, вне всякого сомнения, принадлежал графу Раймонду, женский – графине Мелинде.

Повинуясь какому-то непонятному инстинкту, Грета неслышно проскользнула в дверь, ведущую в башню, быстро (но тем не менее тихо) взбежала наверх и оказалась перед приоткрытой дверью, ведущую непосредственно в караульную, откуда и доносились голоса. Тяжело переводя дыхание и очень стараясь никак не выдать своего присутствия, Грета затаилась за дверью. В небольшую дверную щель было видно, что происходит в бышей караульной.

-Признавайся, - кричал взбешенный граф, размахивая перед лицом жены небольшим листком бумаги, - кто написал тебе это письмо! Твой любовник, да!? Говори немедленно, кто этот Роберт!!!

-Я вам уже сказала, милорд, - отвтила графиня со своим обычным подчеркнутым спокойствием, - у меня нет и никогда не было никакого любовника.

-Тогда почему, черт возьми, ты не скажешь, кто это был!!?

-Я не могу.

-Почему!!?

-Не могу. Вам достаточно знать, что этот человек не был моим любовником.

-Твой Роберт!? Приходи в полночь!? Мне необходимы деньги!!? Так значит, ты теперь и деньги мои раздаешь своим дружкам!? Клянусь, если ты сейчас же во всем не признаешься, я за себя не отвечаю!!!

-Милорд, - голос графини дрогнул, она выпрямилась, ее глаза решительно сверкнули.

Это уже была не та почтительно-холодная бесстрастная Мелинда. Графу на миг показалось, что перед ним стоит та непокорная, гордая, молодая красавица, которую он знал вначале их брака.

-Милорд, - повторила Мелинда, - двадцать лет я была вам верной женой. Я родила вам пятерых детей. Когда вы последний раз слышали от меня грубое слово или встречали непочтение? Когда я давала вам повод усомниться в моей преданности и верности? Я была вашей служанкой, вашей собственностью. Вы же меня даже человеком не считали. Я не видела от вас и знака самого простого уважения. Я…

-Молчи!!! – закричал граф.

Он был страшен. Его глаза налились кровью, как у быка, а лицо покраснело.

Раймонд медленно едва ли не вплотную подошел к Мелинде. Она стояла не шелохнувшись в своем белом платье, гордая и прямая.

-Ты понимаешь, что я любил тебя!!! – прокричал он. – Да, я любил тебя все это время!!! А ты видеть меня не хотела! Как же я ненавижу это твое показное смирение! Ты же специально старалась хорошей показаться, чтобы меня помучить! Тебе меня не провести!!!

Раймонд схватил Мелинду за шею и с силой тряхнул.

-Да!!! – вопил он, совершенно потеряв контроль над собой. – Я знаю!!! Ты не любила меня и дня!

Грета в ужасе притаилась за дверью. Ее разум сковал липкий страх. Она не была в состоянии и пошевельнуться.

-Да, я тебя не любила, - прошептала Мелинда, голос ее звучал глухо и сдавленно, шею графини сжимали тяжелые руки Раймонда, но в ее глазах была решимость человека, которому уже нечего терять. – Ты отнял у меня все, что я любила, ты убил моих родителей, моих братьев, мою сестру, а меня запер в этом холодном темном замке и заставил прислуживать себе, точно какую-то рабыню. Я - дочь герцога Мейнсфилда и никогда ни перед кем не склонялась и не склонюсь. И пусть я была твоей женой и прислуживала тебе, но, знай, сердце мое тебе никогда не принадлежало. Ты не смог забрать моей свободы.



Moon Knight

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться