Замок де ла Кастри Том 1

Размер шрифта: - +

(6-7)

6

Габриэль и Джули не расставались с тех пор, как произошло «невозможное» – так называл Андрей тот момент, когда Габриэль внезапно признался ей в любви. Однако получить ответ де ла Кастри смог далеко не сразу. Джули посмеялась над ним, после чего молодому мужчине в буквальном смысле стало плохо.

Диме и Андрею пришлось хорошенько поволноваться за его здоровье и побегать по городу в поисках подходящих лекарств, но, когда они вернулись, никакие таблетки в мире Габриэлю были уже не нужны – Джули ответила ему взаимностью.

В считаные дни де ла Кастри преобразился, и временами Дима не узнавал в витающем где-то в облаках мужчине прежнего друга, которому мрачный взгляд на жизнь и постоянная депрессия, казалось, сопутствовали с первых дней рождения.

Габриэль оберегал Джули как великую драгоценность, и от его взгляда шарахались все, кто раньше имел виды на девушку. Де ла Кастри открыл в себе способность признаваться ей в любви не только на общем и аристократическом наречии и цыганском языке, но и на всех других языках, которые знал, в каждый удобный момент, который предоставлялся ему, с поводом или без.

Они не спали ночами. Он пересказал ей уже миллион историй: от цыганских сказок до великих подвигов Армеля де ла Кастри и его печалей. Джули оставалось лишь удивляться тому, откуда Габриэль знал так много. Но как она ни просила, он отказывался рассказывать о своем прошлом.

Их излюбленным местом стала скамейка возле дома. Там они проводили свои вечера, пока не начались дожди. Однажды ночью любовники убежали в поле, где на свой страх и риск де ла Кастри поднял Джули на руки и закружил.

– Отпусти, ты же упадешь! – кричала она.

Габриэль и правда вскоре рухнул на колени, тяжело дыша и смеясь. Высокие пожелтевшие стебли образовывали вокруг них колышущиеся от ветра стены. Укрывали от чужих глаз.

Де ла Кастри стянул с себя плащ, и они смеясь развалились на нем, глядя в чистое вечернее небо. Становилось прохладно, но возвращаться в Приют, где вечно стоял грязный, спертый воздух, никто не хотел.

– Расскажи о себе, – вдруг произнесла она.

– До тебя у меня в жизни не было ничего интересного.

– Как банально! – Джули рассмеялась. – Ну, пожалуйста!

Габриэль покачал головой. Девушка ощутимо толкнула его в грудь и перевернулась на спину. Де ла Кастри придвинулся к ней. Его рука беспорядочно бродила по ее телу.

– Обо мне ты можешь узнать от кого угодно. Только дай кому-нибудь повод, и ты столько всего услышишь! – усмехнулся он. – Так что, давай лучше ты. Если уж на то пошло, ты появилась в Приюте так внезапно... Тебя здесь никто не знает.

Джули вдруг забеспокоилась. Де ла Кастри нежно поцеловал ее плечо.

– Если не хочешь – не рассказывай. Ты знаешь, я не настаиваю.

Девушка молчала, и какое-то время изо всех сил старалась просто наслаждаться ласками своего мужчины. Тщетно. Джули поиграла с его волосами, которые в серебряном свете восходящей луны отливали синим, а затем села и закуталась в его плащ. Габриэль непонимающе глядел на нее.

– Я все еще люблю другого.

Эти слова прозвучали, будто гром колоколов в вечерней тишине. Молодой мужчина молчал. Выражение его лица не изменилось, но в душе разверзлась огромная черная бездна. Джули поежилась от холода.

Холод… Если бы Габриэль мог его чувствовать, то сравнил бы свое нынешнее состояние с положением человека, замерзающего насмерть.

– Почему же ты здесь? – голос его прозвучал тихо и отстраненно.

– Потому что он умер!

Габриэль опешил. Несколько минут он невидящим взором пожирал сумерки вокруг. Но бездна внутри не затягивалась. Только тихие всхлипы Джули вернули его к реальности. Он снова обнял ее.

– Пообещай, что не оставишь меня после того, что я тебе расскажу.

– Обещаю.

Тогда Джули вытерла слезы.

– Я из Парижа, Габри. Мой отец – маркиз Эврар построил свой замок на юге неподалеку от моря, которое теперь зовется Бескрайним. Франсуа де ла Кастри сделал моего отца маркизом в награду за долгую и верную службу, и мы были ему очень благодарны. В хорошую погоду замок де ла Кастри можно было видеть из наших окон…

– Какой-какой замок? – затаив дыхание, переспросил Габриэль.

– Де ла Кастри, – жалобно ответила она, вытирая нос рукой.

Габриэль забеспокоился, но Джули не обратила на это внимания. Память постепенно возвращалась в прошлое, слезы отступали.

– Мы жили ближе всех к лесу и Выжженной Пустоши. Мы растили виноград, из которого делали знаменитое вино де ла Кастри. Верховный Правитель щедро платил нам. В то время мало кто вспоминал о том, что основной задачей семьи, вроде нашей, была охрана границ вокруг владений Герцога. Об этом нам напомнили ученые вскоре после того, как случилась научная революция, и прогремел Великий Взрыв. Начались облавы, и первыми на себя приняли удар бароны, графы, маркизы…



Крис Мейерс

Отредактировано: 24.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться