Замок де ла Кастри Том 1

Размер шрифта: - +

(10)

10

Дима затряс головой, пытаясь прийти в себя. Прямо перед ним полыхали автомобили, пламя распространялось по асфальту во все стороны. Габриэля не было видно. Юноша не знал, сколько пролежал без сознания. Служители могли нагрянуть в любой момент. Нужно было убираться отсюда.

Дима поднялся, стараясь как можно осторожнее ступать на больную ногу, и хромая заковылял прочь, подальше от дороги, под укрытие оставленных после Взрыва домов. Вскоре он потерял счет времени. Юноша не мог даже представить, как долго уже шагает от дома к дому, оглядываясь, в надежде увидеть Эвелин или Габриэля, ждущих его за очередным поворотом. Остановился Дима только тогда, когда понял, что шум с дороги больше не долетает до его расцарапанных ушей, а небо над головой расчистилось. Серое весеннее утро медленно вступало в свои права.

– Эвелин? Детка, ты где? Габриэль! – слабо крикнул он, но никто ему не ответил.

Дима прошел еще несколько улиц и остановился на мостовой. На востоке вставало солнце, но на улицах не было ни души. Рассвет был мрачным и холодным. Все вокруг заволокло туманом, и Дима плохо видел. Мимо него неспешно текла река. Несмотря на то что вот–вот должно было наступить лето, холодные воды все еще тащили за собой толстые льдины.

Дима, подволакивая ногу, подошел к перилам и облокотился на них, глядя в воду. Он так долго смотрел на эти плывущие ледяные глыбы, что на миг ему показалось, будто он сам движется вместе с ними в неизвестность и холод, чтобы потом раствориться где-то в более теплых водах и навсегда исчезнуть с лица земли. Почувствовав легкое головокружение, юноша поднял глаза. За то время, что он стоял здесь, туман рассеялся, и он увидел Габриэля – маленькую точку на мосту, перекинутом через реку в каких-то шестидесяти ярдах от него.

Вокруг гасли фонари. В этом тусклом утреннем свете и полной тишине Дима подошел к своему другу.

– Как ты?

Дима заметил, что де ла Кастри держался за перила с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Поэтому он осторожно обнял друга и попытался увести на безопасное расстояние от моста. Габриэль, однако, оттолкнул Диму и перекинул одну ногу через перила.

Завязалась молчаливая схватка. Дима схватил Габриэля за плащ и потянул на себя. Тот вырвался. Дима ухватился за его ногу, де ла Кастри упал на спину, поднялся и опять направился к ограждению, но юноша прыгнул на него сзади и повалил на землю.

– Оставь меня! Так будет лучше! – закричал Габриэль.

Его крик порождал странное эхо в окружающей их застывшей тишине.

– Нет, Габри! Никогда!

Де ла Кастри ударил Диму по лицу и бросился к воде, которая манила его, обещая спасительный холод и вечный покой. Дима с трудом поднялся и схватил друга за руку. Вдалеке раздался знакомый вой сирен.

– Идиот, нас сейчас поймают!

– Меня теперь никто не поймает! Отпусти меня! Я хочу умереть!

Габриэль хрипел и пинался. Дима чувствовал, что все его тело покрывается синяками, но лишь сильнее хватался за Габриэля.

– Отпусти! Зачем ты это делаешь?! Отпусти! Или я убью тебя!

– Ты не понимаешь, о чем говоришь! Послушай себя!

Де ла Кастри ударил Диму локтем. Из разбитого носа на него брызнула кровь, и у Димы ослабла хватка. Габриэль вновь попытался перелезть через перила. В полубессознательном состоянии Дима повис у него на руке.

– Зачем ты это делаешь?! – закричал Габриэль. – Лучше беги!

Дима замотал головой. Оба его глаза умоляюще смотрели на Габриэля, и тот внезапно смягчился. Опустившись рядом с Димой на колени, он заговорил с ним очень тихо. С лица его будто пропала тень безумия. На удивление ясные и спокойные синие глаза смотрели Диме в душу.

– Меня больше нет, понимаешь? Я умер, – прошептал он почти с нежностью в дрожащем голосе. – Я умер вместе с Джули, когда кто-то выстрелил в нее, и она растаяла, словно дым под напором ветра. – В Димином черном глазу прерывисто мигал крошечный желтый огонек, похожий на заточенное острие золотого копья. – Ты не можешь более удерживать меня здесь. Не можешь быть таким жестоким по отношению ко мне, ведь я знаю, как сильно ты меня любишь. Беги и отыщи Эвелин. Передай ей, что я всегда любил ее… как и тебя. Но меня нет больше. Отпусти меня.

– Нет, – произнес Дима и обернулся. К ним уже бежали. Никогда еще он так сильно не хотел, чтобы их схватили. – Послушай! Я клянусь, пока я буду жив, будешь жить и ты. Ты не умрешь! Никогда! Я тебе не позволю!

Габриэль зарычал в ответ. Почти мгновенно безмятежность и любовь в его глазах сменились тупой яростью. Он вскочил, и Дима потерял счет ударам. Когда де ла Кастри закончил с ним, юноша лежал на холодном асфальте. Ему не хватало воздуха, все тело сводили судороги, и он задыхался. Злость, обида и отчаяние от того, что он не сдержит обещание, которое только что дал, так и кипели в нем. Но он больше не мог подняться. Едва ли не с радостью Дима почувствовал, что сознание наконец покидает его, обещая укрытие от нескончаемой боли.

Последнее, что он увидел сквозь заволакивающий его зрение туман – это мерцающие силуэты вокруг себя и чьи-то нечеловеческие крики.



Крис Мейерс

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться