Замок де ла Кастри Том 1

Размер шрифта: - +

(18)

18

Дима стоял на кухне Приюта, безучастно глядя в окно. За его спиной на плите скворчала картошка. Весь двор был завален снегом, и не горело ни одного костра. Вчера в Приюте скончались двое, и их смерть не имела ничего общего с порталом, устроившим им настоящий кошмар пару недель назад. Один, напившись, уснул прямо на той самой скамье, где Дима с Габриэлем выясняли отношения, второй умер от передозировки. Обоих Андрей и Дима похоронили рано утром. Из всех обитателей Приюта теперь только они были в силах справиться с тяжелой работой. Остальные были слишком измучены холодом, нехваткой еды и болезнями.

Габриэль теперь тоже не вставал.

Дима отошел от окна и вернулся к плите. Когда он пришел на кухню, там против обыкновения не было ни души. Длинный зал с большим столом и узкими окнами никогда не пустовал и считался самым теплым местом в доме, однако сегодня даже здесь царила тишина.

Истомин подвигал сковородку на огне. Вчера Андрей привез из города пять здоровых мешков картошки, и голодные люди, точно звери, накинулись на них. Несколько человек даже подрались. Сейчас, ковыряя в зубах грязным ногтем, Дима размышлял над тем, что когда картошка станет у всех поперек горла, тогда-то и придет черед лошади Габриэля, которая в одиночестве коротала свои последние деньки в стойле.

Свою порцию картошки юноша съел быстро, теперь дело за де ла Кастри. Дима порылся в шкафах и на одной из полок нашел относительно свежий кусок хлеба. Какая редкость… Габриэль теперь просто обязан все это съесть. Надежда крохотная, но…

После появления портала Дима опасался, что друг совсем повредился в уме. С тех пор как Джули увела трясущегося Габриэля в дом, Дима с ним еще ни разу не говорил. Девушка никого не подпускала к любимому, и в последнее время Дима почти безвылазно сидел в городском борделе. Однако все его мысли оставались с другом. Ему не нравилось, как вела себя Джули. Не нравилось, как вел себя Габриэль: если он не мучился истерическими припадками, то молча лежал, уставившись в потолок.

Конечно же, портал напугал всех, несмотря на то, что многие знали об их существовании. До Взрыва Герцоги часто пользовались порталами для быстрого сообщения друг с другом, но после катастрофы дыры в пространстве стали появляться повсеместно.

Особенно часто их видели, зависшими над водой, рекой или большим озером, в заброшенных домах, в малолюдных переулках. Иногда они появлялись и тут же исчезали – вспышка света, не более; иногда кто-то случайно попадал в них и больше не возвращался; иногда рядом с порталами находили трупы жутких неизвестных людям существ, иногда – кости. Бывало, из порталов доносились голоса, бывало – крики. Но Дима никогда не слышал, чтобы кто-нибудь упоминал бледные руки и отрубленные головы. Они все были напуганы, но юноша был уверен, что их страх не шел ни в какое сравнение с тем, что испытывал Габриэль.

Но так или иначе, а Дима свой шанс упустил. Нельзя было в тот день отдавать Габриэля в руки Джули. Неприязнь к ней росла с каждым днем. То и дело ему казалось, что вокруг девушки клубятся какие-то тени, но стоило зажмуриться и вновь открыть глаза, как они мгновенно исчезали. Несколько раз Диме даже мерещились очертания огромных крыльев у нее за спиной.

«Может, и я схожу с ума?» – думал юноша, ибо никто, кроме него, не замечал за Джули ничего необычного. Только он видел, как улыбка Габриэля гасла, а состояние его ухудшалось, стоило Джули войти в комнату. Она, словно тяжелый пресс, давила на него, высасывала все соки, в то время как сам цыган списывал свое тяжелое состояние на наркотики и слабое от рождения здоровье.

Вывалив картошку на тарелку, Дима вышел в холодный пустой коридор. Вчера вечером он попросил Эвелин помочь ему выпроводить Джули из комнаты, чтобы он смог спокойно поговорить с Габриэлем с глазу на глаз. Истомин долго не мог объяснить ей, почему это так важно для него, и в конце концов решил выложить все как есть, начиная с его признания и заканчивая его подозрениями насчет Джули. Он думал, что Эвелин посмеется над ним, но она пообещала, что сделает все, что в ее силах. Едва девушки ушли из Приюта, как Дима тут же бросился на кухню.

Габриэль спал, но открыл глаза, стоило Диме скрипнуть дверью. Юноша тотчас уловил его страх.

– Это я, – поспешил сказать он.

Габриэль улыбнулся:

– Привет, – и вяло помахал Диме рукой. – Только есть я не хочу.

– А тебя никто не спрашивал.

Друг выглядел хуже некуда. Истерические припадки теперь случались с ним каждый день, а так как Джули никому не давала приближаться к любимому, припадки стали длиться неестественно долго. Габриэль кричал, носился, падал, снова вставал и снова что-то кричал. Как-то раз Дима повысил голос на Джули, сказав, что Габриэль доорется до инфаркта, если ему не помочь, но стало только хуже. Теперь Дима знал, что в присутствии де ла Кастри голос лучше вообще не повышать. Больше он не повторит своей ошибки.

Дима осторожно пристроил тарелку на табурете, заваленном лекарствами, наркотиками и использованными шприцами.

– Это ты выпроводил Джули? – Габриэль приподнялся на локтях, хитро улыбаясь потрескавшимися губами. Дима молча сунул тарелку ему в руки и сел на кровать. – Спасибо. Она не оставляла меня ни на секунду.



Крис Мейерс

Отредактировано: 29.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться