Замок де ла Кастри Том 1

Размер шрифта: - +

Глава 3 Провал (1-5)

1

Перед глазами все расплывалось. Габриэль ничего не помнил из того, что произошло с ним несколько дней назад. Он лежал на спине и не мог даже пошевелиться. Изредка перед глазами проносились расплывающиеся очертания вроде бы знакомых лиц. Уши заложило, и любой звук доносился до него словно издалека. Габриэль был уверен, что умер, но кто-то назло вытащил его обратно в мир живых.

– Как он? – спросила женщина.

– Лежит так с открытыми глазами с самого утра. Представь, почти не моргает, – ответил мужчина. Голос говорившего отдавал хрипотцой, и де ла Кастри учуял запах сигаретного дыма.

– Мне страшно на него смотреть, Дим.

Дима? Мужчина почувствовал, что в голове немного прояснилось. Он попытался позвать на помощь, но сил не осталось даже на то, чтобы облизать пересохшие губы. Габриэль застонал, голова скатилась с подушки на табуретку, стоящую возле кровати. Бутылки и порошки посыпались на пол, а де ла Кастри захлестнула волна невыносимой боли.

Чьи-то сильные руки уложили его обратно. Пока эти теплые ладони держали его, Габриэль чувствовал умиротворение, после чего снова провалился в тяжелый сон, граничащий с бредом.

2

Дима отошел от кровати. Страх за друга сковывал душу, вынимал сердце из груди и ни на секунду не оставлял его в одиночестве. Даже ужас перед дьявольским ангелом не шел ни в какое сравнение с неизбежностью, с которой Дима не знал, как бороться.

Джули еще долго не приходила в себя. Юноша не мог пересилить отвращение и прикоснуться к ней, поэтому оставил девушку лежать на полу. Он внимательно следил за ней, но ни черного тумана, ни мух, вечно сопутствующих появлению демона, больше не замечал.

Истомин боялся, что тело одержимой начнет разлагаться, но страхи оказались напрасными. В один из обычных дней, которые он просиживал возле кровати Габриэля, девушка внезапно задышала и очнулась. Увидев Диму, она задрожала, ее глаза гневно блеснули, а затем… Затем она разрыдалась.

– Прости, – прошептала она, когда юноша подошел к ней и сел рядом.

Черный туман исчез. Дьявольский ангел выполнил свою часть сделки.

– Что ты помнишь? – спросил Дима. Он пытался найти в своем сердце жалость к этой девушке, но не нашел там даже капли сострадания. Слишком уж много горя принесла она Габриэлю.

Джули долго молчала и морщила лоб перед тем, как ответить.

– Ничего толком не помню. Какой сейчас месяц?

– Конец апреля.

– Апрель? Я отчетливо помню пожар и то, что ты повредил руку. Как она?

– Все в порядке. Это было в декабре.

– Декабрь?!

В глазах Джули Дима прочитал такой отчаянный испуг, что поспешил ее успокоить.

– Не переживай, – и юноша через силу обнял ее. – Ничего такого не случилось в твое «отсутствие». Габриэлю только нехорошо.

– Да, это я знаю, – протянула Джули. – Каким-то образом это я знаю.

Дима выдавил из себя сочувствующую улыбку и вернулся к дежурству возле друга. Он думал, что Джули захочет побыть рядом со своим парнем, но девушка молча легла на свободную кровать и, кажется, задремала.

Скрипнула дверь, в комнату вернулась Эвелин.

– Этот урод с третьего этажа… даже говорить не хочу, что он пытался со мной сделать, – пожаловалась она, садясь рядом.

– Повесь уже на двери табличку «Извращения только за отдельную плату», – равнодушно отозвался Истомин.

– Скорее уж за дополнительный ужин или обед, – пожаловалась Эвви, проведя рукой по впалому животу. – Теперь, когда Андрей погиб, кто будет привозить нам еду? У нас совсем ничего не осталось, даже в тайнике в подвале.

– Я съезжу вечером, если у тебя остались деньги.

Эвелин запустила руку в корсаж платья и долго рылась в потайных кармашках, после чего все же вытащила несколько купюр.

– Это все, что есть.

Дима пересчитал деньги и вздохнул.

– Надеюсь, Габриэль придет в себя быстрее, чем они закончатся.

Эвелин не нашлась с ответом. Пока Дима считал купюры, она смотрела на своего брата. Смотрела так, словно тот был уже мертв и слишком далек отсюда, чтобы когда-нибудь еще вернуться к ним…

Отношения Димы и Эвелин переживали свои последние дни, ведь со смертью Габриэля они даже смотреть не смогут друг на друга: слишком уж болезненными будут воспоминания о человеке, которого они так любили и не смогли уберечь. Впрочем, если все легенды о де ла Кастри – правда, и если дед Габриэля уже давно в могиле, тогда мир просто сгорит в дьявольском огне после смерти пашрата, положив конец всем этим неловким моментам между ними.

3

Сознание вернулось к Габриэлю так же внезапно, как когда-то покинуло его. Он разлепил глаза и почувствовал, что скользит вместе с кроватью, вместе со всей комнатой. Не сразу он нашел в себе силы слабо пошевелиться. Тело затекло, и он боялся представить, сколько времени прошло с тех пор, как он в последний раз вставал с постели. Де ла Кастри ничего не помнил. И сомневался, что когда-нибудь воспоминания о прошедших днях вернутся к нему.



Крис Мейерс

Отредактировано: 29.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться