Замок де ла Кастри Том 1

Размер шрифта: - +

(9-11)

9

Далеко за полдень, Дима сбросил на пол тяжелые одеяла. Он лежал, лениво наблюдая, как ползут по полу толстые солнечные лучи, а ветер колышет бархатные портьеры. Юноша осторожно подошел к двери, но не почувствовал за ней ничего живого. Он зажег новый факел, снял засов и вышел в коридор.

Габриэля он нашел на пляже. Де ла Кастри сидел на прогнившем пирсе, вперив воспаленные заплаканные глаза в горизонт. Дима молча плюхнулся рядом на холодные доски. Он без слов знал, что в таком состоянии друг провел здесь всю ночь.

– Он еще жив? – спросил Дима, имея в виду Франсуа.

Габриэль кивнул. Ничего не выражающий взгляд из-под опухших век скользнул по Диме, и де ла Кастри отвернулся. Он тяжело икнул, тело содрогнулось от боли.

– Волна приходила?

– Нет. С ними покончено.

– Тогда пойдем, – Дима обнял друга за плечи. Тот был мокрым и ужасно холодным. – Пойдем, поешь что-нибудь.

– Я не хочу есть, – ответил Габриэль, но все же поднялся. Тяжело опираясь на Димину руку, он позволил ему отвести себя в крепость. Они поднялись в комнату, и де ла Кастри забрался с ногами на кровать. Диме так и не удалось заставить его поесть. С жалостью он смотрел на исхудавшего приятеля, который теперь больше напоминал ему ходячий скелет.

Весь день ничего не происходило, чему оба, впрочем, были несказанно рады. Каждый был занят своими мыслями: Дима не мог не вспоминать о саде и о разговоре, который там состоялся. Габриэль, в свою очередь, подвергал серьезным сомнениям свое решение остаться одному и пытался взвесить все за и против. Замок де ла Кастри настороженно молчал, ожидая смерти прежнего хозяина и гадая, как это может отразиться на нем.

Порывшись в шкафах и комодах, Дима нашел среди пыльных украшений большой набор для ухода за волосами и посмеиваясь протянул его Габриэлю. Тот выбрал для себя несколько подходящих заколок, и его тонкие ловкие пальцы быстро соорудили на голове некое подобие прически, которая крепко удерживала черные волосы, не давая им падать на лоб.

Перед тем как вернуть набор Диме, Габриэль долго разглядывал прекрасную тонкую резьбу на поверхности деревянной шкатулки.

– На, положи обратно.

– Я смотрю, твое настроение не улучшилось, – пробормотал Дима, ставя набор на место.

– У меня болит голова. Очень.

– Ты не знаешь, что делать со мной, да? – спросил Дима после короткого молчания и провел рукой по полированной поверхности комода. На пальцах остались серые катышки пыли.

Габриэль не ответил. Потом они вместе попытались сменить белье на кровати, но всё ограничилось тем, что они просто побросали окровавленные простыни в темном углу комнаты. Надышавшись пылью, Габриэль расчихался и пожаловался на отсутствие горничной. Дима снова предложил ему поесть, но де ла Кастри снова отказался.

Истомин с горечью осознавал, что стал для своего друга чем-то вроде головной боли, из-за которой он не мог даже принимать пищу. Что решит Габриэль? Как он поступит? Дима лелеял надежду, что у них есть еще достаточно времени для раздумий, не зная, что на самом деле времени у них осталось в обрез.

10

Диму трясло от холода, несмотря на то, что друг отдал ему свое пальто. Белые снежинки маленькими вихрями залетали в комнату и кружили над полом.

– Нас, как назло, поселили в самой холодной части замка, – голый по пояс Габриэль стоял посреди комнаты, уперев руки в бока. – Я так понимаю, камин тебе не поможет?

– Какой смысл? – Дима начинал злиться. – Мне станет тепло, только если я залезу в него целиком. Ты бы мог починить окно. У меня, если честно, уже руки окоченели.

– Я не умею чинить окна, – буркнул Габриэль себе под нос. – Я вообще ничего не умею.

– Перестань ворчать. У меня слух стопроцентный!

– Мы можем перебраться в другое крыло, – предложил Габриэль.

– Мы можем перебраться отсюда в город к людям, к нормальной еде, выпивке и шлюхам! – огрызнулся Дима.

– Ладно, – Габриэль махнул рукой. – Вставай. Мы уходим.

– Правда? – Дима не мог поверить собственному счастью.

– Да, – ответил Габриэль и добавил: – В другую комнату.

Дима помрачнел, словно туча, но все-таки собрался. Затолкав остатки еды в сумку, они раз и навсегда покинули комнату, которую отвел для них Жан. В коридорах оказалось тепло, и Дима вскоре вернул пальто другу. Они быстро миновали коридор со сброшенными картинами, который так напугал их когда-то, и углубились в сердце замка.

Де ла Кастри высоко поднимал факел, но света все равно не хватало. Признав в Габриэле хозяина, пауки убрали большую часть паутины, однако пустые коридоры по-прежнему казались бесконечными и угрюмыми. Замок походил на чужое огромное государство, где правили свои законы. Габриэль дергал ручки попадавшихся по пути дверей, но большинство помещений оказались заперты. Те же двери, что открывались, скрывали за собой комнаты столь заброшенные и ужасные, что даже Габриэль не хотел заходить туда.



Крис Мейерс

Отредактировано: 29.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться