Замок Dead-Мороза

Глава 1. В белом, пребелом городе…, или Не нагнетай саспишес

Дорога взбиралась все выше, кружа пологими склонами поросшими густым лесом. Ряды тяжелых могучих елей с ворохами снега на роскошных лапах ярусами уходили вверх, то приближаясь к дороге так, что ветви царапали крышу минивэна, то сменялись скальной породой.

- Надо поторапливаться, - пробормотал отец, с некоторой тревогой вглядываясь в первые синие тени, расчертившие белизну снега в незаметно подбирающихся сумерках.

- Уже близко, - заторопился брокер, - Тут за поворотом деревенька, а от нее еще минут двадцать – и мы на месте! Если захотите, в деревне можно задержаться, поговорить со здешним председателем, или как там его теперь называют – старостой?

- Обязательно! – энергично кивнула мама, - Нам понадобится какая-нибудь крепкая баба в помощь – мы же не можем справляться там одни!

«Мы там вообще не справимся. Хоть одни, хоть в компании, - мрачно подумала Инга, - Без света, без газа, без воды, без тепла… И в Новый год! Офигеть можно!»

Ее красавицы-одноклассницы в лицее, дочки маминых подружек, и так смотрят сверху вниз, а после этого Нового года и вовсе жизни не станет. Конечно, одна умотала с родителями на Тенерифы – встречать Новый год в тепле, вторая – в Альпы, кататься на лыжах. Кое-кто отправился в Париж… И только она, Инга, тащится в эту богом забытую дыру!

Дорога свернула. Инга чуть приспустила стекло – сквозь щель ударил сладкий поток морозного воздуха. Вдалеке мерно и монотонно, с долгими паузами лаяла собака.

- Вот и деревня, - радостно сказал брокер.

Из-за следующего поворота на них надвигалась засыпанная снегом темная масса, в которой при некотором усилии можно было угадать почти утонувший в гигантском сугробе дом. За первым домом появился второй, минивэн медленно въехал в неширокую улочку, образованную такими же приземистыми, будто каждый по крыше лопатой прихлопнули, домами. Отец остановил машину на середине улицы и покрутил головой, в ожидании, что к ним кто-нибудь выйдет.

Вокруг царила невозмутимая, неподвижная белизна. Дома растворялись на фоне таких же заснеженных гор. Ни малейшее шевеление жизни не нарушало неподвижности.

Отец повернул ключ в замке зажигания. Ворчание мотора смолкло и поверх неподвижности и белизны обрушилась еще и тишина. Казалось, их накрыло стеклянной колбой, сквозь прозрачные стенки которой не долетает ни единого звука.

- Ничего не понимаю! – гневно буркнул отец и вдавил ладонью клаксон. Долгий сигнал разорвал тишь, гулко отразился от снега, прокатился по деревне и растворился в безмолвии.

- В белом-пребелом городе, на белой-пребелой улице стоял белый-пребелый дом… - пробормотала Инга, сама не зная – шутит она, или…

- Это есть мертвый деревня? – вертя головой любопытно, как сойка, и восторженно тараща глаза, поинтересовалась фройляйн Амалия. – Я читать такое в Германия перед наш отъезд! Я тебе рассказывать, Гюнтер! - старший брат Амалии, сорокалетний толстяк Гюнтер, кивнул, продолжая полоскать вислые усы в бокале с коньяком из минибара между сидениями. – Только не совсем понимать…. – продолжала Амалия, - Жители мертвый деревня умирать сами по себе или их кто-то специально всех убивайт?

- Их олигархи на охотах отстреливают, - не выдержала Инга. Немка со своим дурацким энтузиазмом ее еще от аэропорта достала! – Собираются компаниями, находят деревеньку в каком-нибудь медвежьем углу и давай по жителям палить! Специальное развлечение для богатых!

- А медведи? – глаза фройляйн стали еще больше.

- Какие медведи? – опешила Инга.

- Nun, это же есть их угол! Медвежий!

- Медведей олигархи не стреляют – те, в отличии от жителей деревни, занесены в Красную книгу! – рявкнула Инга, - Или вы думаете наши олигархи законов не соблюдают? – она возмущенно уставилась на Амалию.

- Что за глупые шутки, Инга! – вскинулась мама, - Причем тут законы – к олигархам?

- Действительно – причем? – пробормотала слегка растерявшаяся Инга.

- Мертвыми, фройляйн Амалия, на самом деле называются деревни, просто брошенные жителями. Работы там нет, или еще что… - укоризненно покосившись на Ингу, пробормотал брокер Пал Иваныч, нервно оглядывая выбеленные снегом дома. Казалось, те сдвигаются все ближе к нежданным пришельцам, пялясь на них неподвижными, как у дохлой рыбы, темными пятнами слепых окон. – Только эта деревня совсем не мертвая, - Пал Иваныч еще раз вслушался в стоялую тишину и торопливо уточнил, - Не была мертвой. Я сюда осенью в последний раз приезжал – все были на месте! Здесь вот староста жил, - он указал на ближайший дом. У калитки висела табличка с номером, - Дом 7, улица Центральная.

- Название не оригинальное, но верное, - хмыкнул отец, оглядывая сквозь лобовое стекло единственную улицу. – Ладно, поглядим, есть ли в этой мертвой деревне кто живой, - сказал он и взялся за ручку двери.

- Не выходи! – Инга невольно подскочила на сидении, вцепляясь отцу в плечо.

- Глупости! – отец раздраженно высвободился и, подхватив со спинки сидения зимнюю куртку, выбрался наружу.



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 12.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться