Замок Dead-Мороза

Глава 6. Новый год к нам мчится, или Dead Мороз

Навстречу ей из комнаты дохнуло теплом. В здоровенном очаге пылали сложенные аккуратной горкой и присыпанные стружками для растопки дрова. Инга удивилась – судя по перемазанной сажей физиономии, работу истопника взял на себя дядя Игорь. Инга и не подозревала в нем таких талантов. Очаг не только грел, но и светил – узкое окно закрыли доской и в комнате было сумрачно. В полумраке Инга разглядела выставленное посреди комнаты, словно трон, автомобильное кресло, в котором, естественно, восседала мама.

- Все приходится делать самой, пока наша принцесса изволит обозревать свои владения! – поворачиваясь к дочери, патетическим тоном выдала мама. И тут же легким движением пальчика остановила шофера Витю, волокшего здоровенную корзину, - Поставьте в угол, чтоб не мешало! И там еще должен быть большой короб… – и снова Инге, - Ты никогда не сможешь найти себе мужа, если не научишься хоть что-то делать по дому.

- По замку… - пробормотала Инга.

- Будь любезна, убери свою постель! – мама обвиняюще указала пальцем на оставшийся лежать у стены чехол от сидения и брошенную сверху овчину, - И помоги, наконец, матери, я с утра верчусь, как белка в колесе! Фройляйн Амалия, я думаю, корзинку с едой надо разобрать и поставить возле камина.

Амалия без возражений зашуршала оберточной бумагой, вытаскивая наружу закатанные в пластик блюда и расставляя их на расстеленном у очага пледе. Вроде бы она ни на минуту не отрывалась от своей работы, но Инга чувствовала, как время от времени немка украдкой поглядывает на нее. Когда Инга принялась скатывать овчину, что-то выскользнуло и негромко стукнуло об пол.

- Что там у тебя? – спросила запыхавшаяся тетя Оля, появляясь в дверях с охапкой каких-то тряпок. И с любопытством посмотрела на зажатый у Инги в кулаке черный пластиковый брусок с короткой антенной.

- Ничего! – торопливо сказал Инга, пряча рацию за спину, - Мобилка. Она не работает.

- Такие здоровенные сейчас не то что молодые девочки, даже старые тетки вроде меня не носят, - проворчала тетя Оля, - Хочешь, поменяемся? – она вытащила из кармана свой смартфон.

Сжимая рацию в кулаке, Инга помотала головой.

- Хватит отвлекаться на ерунду, Ольга! Развешивай! Весь зал должен быть украшен знаменами! – скомандовала мама. – А ты куда?

- Я… Я сейчас! Мне надо выйти, - пробормотала Инга, выскакивая в коридор. Она совсем забыла про найденную на башне рацию. Она щелкнула выключателем, но рация не ловила ничего, кроме помех в эфире. А ведь кто-то знал, что мобилки здесь не работают. Местные? Пожалуй… Но ведь она же слышала как тот, кто потерял эту рацию, говорил о приезде – наверняка, их приезде! Зачем не по доброму встретившим их жителям деревни уведомлять кого-то об их приезде? А Пауль так старательно делал вид, что на башне никого нет… Что здесь вообще происходит?

Из центрального зала послышались громкие радостные крики. Инга подошла ко входу, оставаясь в тени арочного проема, заглянула внутрь. Елка, закрепленная на сколоченной из толстых досок крестовине, упиралась верхушкой почти в самый потолок. У крестовины валялись пила и топор, которыми обтесывали лишние сучки, а вокруг носились жители деревни, закрепляя на ветвях толстые коричневые свечи в розетках из фольги и развешивая обернутые в золотую канитель кренделя. Инга затаила дыхание: как акробат балансируя на стремянке, Пауль насаживал на верхушку елки склеенную из золотой фольги звезду.

- Я же тебя предупреждала, чтоб ты не разговаривала с этим наглым сельским мальчишкой! – шепот прозвучал в ее ушах так неожиданно, что Инга подскочила, едва не приложившись макушкой о потолок. За спиной у нее стояла мама.

- Он не сельский и я не разговариваю, - пробормотала она.

- Ты на него смотришь! – обвиняюще сказала мама, выглянула из арочного проема и тоже уставилась на Пауля, - У селюков есть елка, - наконец сделала она глубокомысленный вывод. Губки мамы капризно надулись, она стремительно повернулась на каблуках и ринулась обратно в их комнату. Ну как же, у других есть, а у нас нет! Сейчас начнет требовать елку. Пока Инга дошла до комнаты, требования уже были в полном разгаре.

- А местные срубили, - с упрямством ребенка, требующего мороженное, топала ногой мама, - И не посмотрели, что заповедник!

- Дорогая, они здесь давно живут, я предполагаю, они знают, какую елку можно рубить, а какую – нельзя, - с выражением мученического долготерпения объяснял ей папа, - Но даже если они браконьерствуют, я все равно никого не пошлю в снежные заносы рубить елку!

На лицах Вити и Андрея отразилось облегчение.

- Ничего страшного, - пролепетала фройляйн Амалия, - Есть даже забавно – иметь один Новый год совсем без елка!

Мама поджала губы. Инга отлично знала, что означает это выражение – мама не смирилась, и битва вовсе не закончена. Но что, собственно, мама может сделать? Уж точно не пойдет сама в лес рубить елку.

- Давайте одевать карнавальные костюмы, - вздохнула мама, открывая картонный короб:

- Дима у нас, конечно, будет Дед Мороз… - вытаскивая из короба алый атласный тулуп, объявила мама. Выражение лица у отца сделалось совершенно похоронным, но спорить он не стал – понимал, что после отказа в елке от «дедморозства» ему не отвертеться. – Я – Снегурочка, Ольга – Баба Яга… - тетя Оля демонстративно хмыкнула, - Для Гюнтера я припасла костюм охотника, а Амалия станет Белой Дамой, - в руки Амалии полетел балахон в стиле ранней Пугачевой, сшитый из белого шифона. – А ты… - мама покосилась на Ингу лукаво. Явно предполагалось, что еще секунда – и дочь обалдеет от счастья, - Тебе я припасла костюм принцессы! – торжественно возвестила мама, вручая Инге длинное платье зеленого бархата и диадему из стразов Сваровски. – Иди переодевайся, в соседней комнате есть зеркало!



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 12.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться