Замок Dead-Мороза

Глава 7. Бедная Амалия, или В замке под замком

- Маньяк – Дед Мороз! – в ужасе выдохнула старушка Христина, из-за плеча старосты остановившимся взглядом уставившись на Дед Мороза с ножом.

- Was… Was ist… - прошептал Гюнтер, падая на колени перед лежащей Амалией. Он схватил сестру за плечи, приподнял. Она повисла в его руках, словно была просто большой тряпичной куклой. – Вы убили ее!

- Не говорите глупостей, герр Гюнтер! – безапелляционно отрезал Дед Мороз, наклоняясь к лежащей у его ног неподвижной Амалии.

- Не прикасайтесь к ней, вы, убийца! – сидящий на полу Гюнтер вскинул окровавленные ладони, не позволяя приблизится к сестре.

- Дима, ты что, с ума сошел? – беспомощно, как ребенок, сказала мама и губы у нее задрожали, - Зачем ты убил Амалию? И в Новый год… Другого времени не нашлось?

- Это ты сошла с ума! – пробормотал Дед Мороз, нервным жестом сдирая белую накладную бороду. Лицо отца тоже было белым. Как мел. – Я никого не убивал… - он снова поглядел на распростертую на полу Амалию, - Это не я!

- Авжеж, - мрачным басом прогудела возвышающаяся позади старосты Ганна, - А ножик кровавый тебе сам в руки ускочил!

Отец снова непонимающе уставился на зажатый в руке нож.

- Мне… Мне кто-то его сунул… В темноте, - пробормотал отец и даже Инга поняла, что слова его звучат жалко и неубедительно. – Я думал, чтобы торт нарезать!

Все дружно перевели взгляд на стоящий посреди стола торт.

- А, ты, значит, промахнулся. В темноте, - насмешливо прогудела Ганна.

Пальцы отца разжались и нож выпал из его руки. Окровавленное лезвие звонко ударилось о каменный пол. Христина испуганно взвизгнула и метнулась за спину старосте:

- Вуйко, они нас всех поубивают!

- А я предупреждала! – с явным удовольствием в голосе сказала Ганна, - Я казала, что от тех хозяевов только беды и жди! И ось маемо – маньяк-убийца с ножом!

- Мой папа не маньяк! – выкрикнула Инга. Слушать все это у нее уже не было сил. Как всегда, ее слова прозвучали словно в пустоту. Никто, даже отец, головы не повернул.

- Значит, так! – четко, как окончательное решение, которое теперь остается только выполнить, бросила Ганна, - Берем хозяевов, та всих, кто с ними приехал, та пусть трупы свои забирают, та геть вси из замку! – и великанша засучила рукава, собираясь немедленно воплотить свое решение в жизнь.

Инга зажмурилась. Реальность оказалась страшнее самых страшных ее опасений. Сейчас их выкинут на снег – и даже если машины им оставят, пробиться через сплошные снеговые заносы у них все равно не получится. Они замерзнут по дороге – и отец, и мама, и тетя Оля с дядей Игорем, и… Инга почувствовала, как у нее уже сейчас леденеют руки и ноги.

- Это вы классно, тетка Ганна, придумали! Одним махом столько примороженных трупов, что любой маньяк обзавидуется! – вдруг прозвучал веселый голос.

Инга даже не сразу узнала Пауля – в вывернутом наизнанку тулупе и с перехватывающим светлые волосы кожаным ремешком он выглядел так, будто сбежал из фильма про древних славян. Отлично, в общем, выглядел… Несмотря на весь творящийся вокруг кошмар у Инги все-таки промелькнула торопливая мыслишка – какое счастье, что он ее в «принцессином» платье не увидит!

- А ты молчи, ведьмино отродье! – рявкнуло на парня Ганна, - Думаешь, не знаю, что ты с этой убивциной дочкой все утро хороводился.

- Как-как ты моего внука назвала, Ганнуся? – послышался из задних рядов ласковый голос. Жители деревни расступились – и сквозь них, плавно колыхая длинной алой юбкой, прямо к Ганне направилась бабушка Олеся. И уставилась на нее неподвижными круглыми глазищами.

Казалось, великанша на глазах сдувается, как проколотый воздушный шарик:

- Я, это… Бабушка Олеся, я не то имела в виду!

- Уважаемые, уважаемые! – растерявшийся дядя Игорь, наконец, обрел голос, - Я не понимаю, что тут произошло… - он растерянно поглядел на Амалию, на Гюнтера, раскачивающегося над телом сестры, будто от невыносимой боли и тихо бормотавшего по-немецки, - Мы должны обратиться к властям… Они разберутся…

- Да я с ним сама разберусь! – неожиданно для всех завопила мама. Она оттолкнула стоящего на ее дороге охранника и подскочила к отцу, - Кто она такая, эта Амалия, чтоб ты ее своими руками убивал? Ты знал ее раньше? Ты специально ее сюда привез? – мамины пальцы скорчились, как птичьи когти, и Инге показалось, что она сейчас вцепится отцу в лицо.

- А ну-ка тихо все! – рявкнул старый вуйко, перекрывая рев нарастающего скандала. – Никого из замка выкидывать не станем – не звери же мы! – он пристально поглядел на Ганну и великанша опустила глаза. – Запрем только… - после недолгой паузы обронил он.

- Что значит, запрем? По какому праву? – вскинулась тетя Оля.

- А то и значит! – рявкнул вуйко и обычно бесстрашная тетя Оля вдруг попятилась, - Убивцу вашего…

- Я не убийца! – сквозь зубы процедил отец – на него было страшно смотреть.



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 12.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться