Замок Dead-Мороза

Глава 8. Дом летающих кинжалов, или Сводный партизанский отряд им. Дружбы народов

Мешок, который накинули ей на голову, оказался неплотным, сквозь него проникал воздух и отчетливо слышалось сиплое, с присвистом дыхание трех человек. Она чувствовала, как ее похитители тяжело проваливаются в снег – видно, замковый двор они уже покинули и теперь ее волокли прямо по снежной целине.

- Не можу бильше! – хрипло пробормотал один из похитителей, - Така малэнька дивчина – и така тяжеленна! Чим их тильки кормят?

Инга протестующе замычала. Вот наглецы! Не можешь таскать – не похищай, а комментировать насчет ее веса нечего!

- Хоть до опушки… доволочем… - также задыхаясь ответил второй голос.

Они остановились. Инга почувствовала как ее приподнимают… и ухнула прямо в пушистый холод снега. Мешок с ее головы содрали. Ее с двух сторон рванули за руки, подняли и с силой приложили спиной об ствол дерева. Инга сдавленно вякнула и с трудом приоткрыла глаза. Она стояла, прижавшись к шершавому стволу высокой сосны. Темная громада замковой стены возвышалась совсем рядом - отлично видны были ворота, обледеневший подъемный мост и брошенная открытой калитка. А напротив Инги стоял человек в белом маскхалате с автоматом в руках.

- Имя? Часть? Кто командир? С каким заданием прибыли? – отрывисто бросил человек в маскхалате, делая шаг к Инге.

Девочка вжалась в сосну – еще более черный, чем окружающая темнота, зрачок автоматного дула, казалось, сейчас ткнется ей точно в лоб. Она с трудом оторвала взгляд от автомата, подняла глаза выше, пытаясь сквозь мрак разглядеть целящегося в нее человека. И поняла, почему похитители уволокли ее так недалеко. Человек был стар – лет восемьдесят, не меньше. Всю нижнюю часть лица скрывала лохматая, как веник, седая борода, делавшая его похожим на лешего с автоматом. Из-под морщинистых ящериных век глядели выцветшие глаза. Дедку приходилось все время смаргивать – «прицельный» глаз у него слезился. Да и сжимающие приклад руки тряслись, что не удивительно – попробуй в его возрасте по снегу крепких шестнадцатилетних девчонок потаскать!

- Языка зи страху проглотила, гадина энкаведистска? Скильки вас всього? Який у вас приказ? Нас выслеживаете, сволочи?

Инга обернулась. Крепко – во всяком случае ему так казалось – держа ее за левую руку, рядом топтался еще один дедок, такой же старый, как и первый, только вместо бороды у него на грудь свисали сивые усы.

- С чего вы взять, Николас, что такой совсем юный девушка есть сотрудник НКВД? – спросили с другой стороны.

Инга обернулась в другую сторону. В правую руку ей вцепился третий дедок. Этот оказался чисто выбрит, отчего отлично были видны глубокие, как шрамы, морщины, покрывающие все его лицо. И говорил он… с немецким акцентом. В этом замке что, сплошные немцы? Каким медом им тут намазано?

- Та у цих ваших клятых коммуняк младенцы – и те вже на НКВД работають, - немедленно парировал сивоусый дед.

- Можно подумать, в ваших отрядах пацанов не было! – возмутился в ответ бородатый.

- В Великой Германия дети учиться, не воевать, - наставительно сказал немецкий дедок.

- А гитлерюгенд? – тут же в один голос рявкнули бородатый и сивоусый.

- Мы отвлеклись, - немедленно поджал сухие губы немецкий дедок, которому не нашлось, что возразить, - Кто есть ваши спутник? Зачем вы приехать сюда, милая фройляйн? – повернулся он к Инге.

- Вообще-то мы собирались Новый год встретить и заодно определить, что в замке перестраивать, - честно ответила Инга, - Но теперь уж и не знаю…

Немецкий дедок неожиданно побледнел. Его морщинистое лицо придвинулось к ней, и он яростно прошипел, потрясая автоматом:

- Найти рассчитываете? Не выйдет! Это есть собственность Великой Германии! – он отвернулся от Инги и бросил, - Ты прав, Николас, она есть из НКВД! Нам следует ее немедленно расстреляйт!

- Вам, фашистам, только дай – детей расстреливать! – немедленно окрысился на него бородатый.

Снег заскрипел под чьими-то шагами и веселый молодой голос запел:

- Нэсэ Галя воду, коромысло гнеться, а за ней Иванко мов барвынок вьеться…

Инга подумала, что если вспомнить ночные песнопения мамы и ее новых подруг, у этой народной героини Гали была довольно бурная жизнь. Снег доскрипел до них, затих и сквозь ветки деловито поинтересовались:

- А вам нравится, как осенние листья золотятся под лучами солнца?

- Сынок, какие осенние листья? – укоризненно прогудел бородатый дедок, - Январь на дворе! И ночь…

Ветки раздвинулись и к сосне выбрался Пауль со здоровенным пластиковым пакетом в руках. Кинул на Ингу совершенно равнодушный взгляд и также укоризненно сообщил бородатому:

- А я виноват, что вы, дядя Михаил, с осени пароль не меняли?

- Забыл, - растерянно пробормотал бородатый, опуская автомат, - Вот склероз!

- Тетя Христина велела передать, чтоб вы шли Новый год встречать. Праздник, а вы по лесам шаритесь!

- Партизанить, сынку, положено без праздников, и навить, без выходных! - наставительно объявил сивоусый, - Вот мы тут энкэведистскую агентшу пымали – вот нам и праздничек!



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 12.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться