Замок Dead-Мороза

Глава 11. Мрачная часовня, или Новый год на всю катушку

Язычки пламени, плясавшие на длинных новогодних свечах, слишком ярких и праздничных для этого мрачного места, бросали причудливые тени на каменный алтарь часовни, наполняли обманчивым ощущением жизни мертвое лицо Амалии. Ребята остановились, не дойдя до алтаря пары шагов. Переглянулись. Инга поняла, что Паулю так же не хочется подходить ближе, как и ей самой. Страшно. Жутко.

Когда-то узкие окошки часовни прикрывали красочные витражи с изображениями святых. Но сейчас от них не осталось и воспоминаний – сквозь пустые проемы хорошо виден был старый замковый колодец. Пол усыпала мелкая каменная крошка, и потолок, казалось, в любую минуту мог обвалится. Свечи стояли в ногах и головах покойницы, выхватывая из мрака бледное лицо с закрытыми глазами и трагически стиснутыми бескровными губами. На белом одеянии, недавно еще бывшем маскарадным костюмом, у самого сердца алело кровавое пятно.

Сбоку, в полумраке, куда не доставало пламя свечей, к алтарю привалилась темная груда. Инга всмотрелась, узнала куртку Гюнтера и поняла, что это немец – натянул куртку до ушей от царящего здесь невыносимого холода да так и сидит на выкрошившихся ступенях алтаря. Что ж, значит, оба тут…

Инга сделала над собой усилие и подошла поближе. Протянула дрожащую руку – и легко коснулась запястья Амалии. Тут же испуганно отдернула пальцы – запястье оказалось холодным, каким не могло быть у живого человека! Она настороженно покосилась на сидящего Гюнтера – не заметил ли тот ее маневров. Но человек под курткой по-прежнему не шевелился – такой же неподвижный, как и его мертвая сестра. Он тут, случайно, насмерть не замерз?

- Герр Гюнтер! – тихонько окликнула немца Инга, - Герр… - она взялась за плечо куртки. Гладкая синтетика сухо зашуршала под пальцами, Гюнтер качнулся… и опал, сложился сам в себя, словно высосанная инопланетянами оболочка. Инга с визгом отскочила в сторону. Пауль метнулся между ней и алтарем… и встряхнул куртку Гюнтера. Пустую, без хозяина.

- Смылся, гад, - задумчиво пробормотал Пауль, растягивая куртку на руках, - Куртку пристроил, чтоб казалось, будто он тут, а сам шастает.

            - Думаешь, опять замок обыскивает? – стараясь, чтоб голос не сильно дрожал, спросила она.

            Выражение лица у Пауля стало каким-то… странным.

            - Его сестричку убили… твой отец вроде бы убил… - медленно, словно прикидывая, проговорил мальчишка, - Наши стали караулить ваших… То есть, все, кто есть в замке толкутся в одном месте и никуда не шастают. Не то что раньше, когда все лазали, где хотели. Так почему бы и не обыскать замок?

            Инга почувствовала, как у нее аж дух перехватывает:

            - Выходит, Гюнтер убил сестру не только, чтоб не делиться? Он убил сестру и подставил моего отца, чтоб спокойно найти клад?

            - Я думаю, тут и то, и другое. - пожал плечами Пауль, - И ему все равно было, кого из ваших подставлять – любого бы стали караулить!

            - А теперь он наведет на замок банду, которая перебьет всех нас, а он спокойно вывезет клад! – с ужасом в голосе закончила Инга.

            - Это при условии, что он уже нашел, - проговорил Пауль, бросаясь к выходу из часовни, - Не думаю, что его устроят немецкие чертежи и расчеты.

            Инга кинулась за ним:

            - Что ты хочешь делать? – на бегу спросила она.

            - Просто скажу нашим, что Гюнтера нет в часовне! – крикнул он, - Они обязательно пойдут его искать – даже если не захотят, тетка Христина заставит, она за свои припасы боится, чтоб не растаскали!

            Топот их ботинок по каменным плитам был единственным звуком, что рассеивал мертвящую, неподвижную тишину замка. Они бежали, срывая дыхание и не решаясь признаться даже самим себе, что торопятся оказаться среди людей – живых, теплых, разговаривающих… С разгону они ворвались в левое крыло…

В комнате никого не было. Ни пленников, ни их охраны.

            - Они, вроде, поесть собирались, - Инга растерянно озиралась.

            - Думаешь, до сих пор на кухне? – нервно переспросил Пауль, но не двинулся с места.

            Инга отлично понимала его. А что, если они сейчас войдут на кухню – а там тоже никого? Если все деревенские, мама Инги, гости – все растворились в зловещей пустоте старого замка? Если кроме мертвецов и призраков здесь только они двое живые? И если мертвецы и призраки уже идут на биение их сердец…



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 12.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться