Замок Dead-Мороза

Глава 12. Ловушка на Гюнтера, или Здравствуйте, я ваша тетя

- Он тут давно? – пробормотал Пауль, изумленно, словно на привидение, глядя на немца. Хотя привидением их теперь не удивишь…

            - Как мы на кухню перебрались, так почитай сразу и прибрел. Недолго в своей часовне высидел, - усмехнулась тетка Христина, подсовывая блюдо с мясом.

            Инга и Пауль растерянно переглянулись, подхватили свои тарелки и отсели подальше от остальных.

- Если Гюнтер здесь – значит, он уже нашел клад? Но я не понимаю, чего тогда ждет банда на хаммерах? То есть, отлично, конечно, что банда пока ждет, а не ломится в замок всех мочить, но…

Жевавший пирожок Пауль вдруг поперхнулся и отчаянно закашлялся. Инга кулаком постучала его по спине.

- Прекрати… Убьешь… - он вытер выступившие на глазах слезы, и высокомерно поинтересовался - А что тут понимать? Они ж тебе сами русским языком сказали – сигнала ждут! А как Гюнтер им посигналит, если рация у тебя? – он вдруг отвернулся от Инги, и через весь зал пристально уставился на восседающую во главе стола собственную бабку. Старая ведьма моментально обернулась к внуку – словно бы тот ее позвал, хотя Пауль не произнес ни звука. И уставилась на мальчишку в ответ круглыми птичьими глазами. Так они некоторое время пялились друг на друга, а потом старуха покачала головой – будто сомневаясь. Пауль насупился. Старая Олеся еще подумала – и нехотя кивнула, так что дряблый подбородок ткнулся ей в грудь. Согласилась. И снова принялась равнодушно ковыряться в тарелке.

- Чего это вы в гляделки играете? – нервно спросила Инга – их молчаливые переговоры показались ей жутковатыми.

- А у нас с бабкой полное взаимопонимание, она у меня все не то что с полуслова – с полвзгляда сечет! – нахально отрезал Пауль и требовательно протянул руку, - Рацию сюда давай!

- Зачем? – еще больше насторожилась Инга.

- Надо! – исчерпывающе отрезал мальчишка, явно не собираясь больше ничего пояснять. На губах его играла торжествующая улыбка и весь он излучал горделивость, как будто только что разгадал все загадки и нашел решение всем проблемам, - Я сейчас по залу погуляю, - отрывисто, словно офицер команду, бросил он, - А ты… - он поглядел на часы, - Минут пять выжди и подойдешь ко мне. Скажешь громко, что устала, хочешь спать и идешь в вашу комнату. Заберешь у меня рацию – обязательно! – и пойдешь… - он сделал эффектную паузу.

- Куда? – не выдержав, с замиранием сердца спросила Инга. Куда ей придется отправиться? В ночной лес к мохнатым чудовищам и агрессивным китайцам? К бандитам на хаммерах? В часовню, где лежит покойница?

- В комнату, - невозмутимо сообщил Пауль, - Спать. И ничего не бойся! – он покровительственно похлопал ее по плечу. – Я со всем разберусь!

Разберется он! Ну вы видали! Даже объяснить ничего не хочет, думает, она будет просто выполнять его команды! Фигушки! Как говорит тетя Оля – «я вам что – девочка?». То есть, она-то, Инга, конечно, девочка – не мальчик же! – но…

Инга, уже набравшая воздуха, чтоб выдать Паулю все, что она про него думает, резко выдохнула… Когда отец начинал вот так горделиво вскидывать голову и изображать из себя великого героя-победителя и хозяина жизни, мама никогда не пыталась его осадить. Наоборот, она покорно кивала и глядела восторженными глазами. Восторженного взгляда у Инги, конечно, не получится, но… Она порылась в кармане шубы и покорно вложила рацию Паулю в ладонь. Пауль кивнул и вальяжной походкой направился через весь зал.

Тревожно закусив губу, Инга наблюдала за ним. Мальчишка подошел к Христине, сказал ей что-то – тетка засмеялась. Стянул с тарелки очередной пирожок и сунул его в рот. Ответил на вопрос престарелого немецкого партизана. Словно случайно остановился рядом с Гюнтером, рассеянно перебрасывая рацию из руки в руку.

Черный пластиковый прямоугольник ритмично хлопался ему на одну ладонь, на другую… На монотонный звук оглянулась мама, покосилась через плечо тетя Оля, бросил короткий взгляд брокер… Гюнтер кушал. Аккуратно, даже изящно резал мясо ножиком, накалывал, отправлял в рот, сосредоточенно жевал… Казалось, для него нет ничего важнее содержимого его тарелки и ему совершенно все равно, кто там топчется у него над головой. Наконец полностью потеряв терпение, Пауль не глядя ухватил со стола какую-то тарелку. Держа рацию в одной руке, а тарелку – в другой, и приторно-ласково приглашая по-немецки, - Угощайтесь, герр Гюнтер! – сунул обе немцу под нос.

Гюнтер вздрогнул, вскинул голову, поглядел на Пауля, на рацию, на тарелку… Пауль, не отрывающий глаз от лица немца, увидел, как тот судорожно сглотнул и отрицательно помотал головой:

- Благодарю вас… Я, пожалуй, не буду угощаться… Вот этим…

И только тогда Пауль удосужился глянуть, что же такое он цапнул со стола и чем теперь так настойчиво угощал немца! На здоровенной тарелке горой громоздились обглоданные кости – свиные, куриные, и даже рыбьи вперемешку. Среди них болтались надкусанные кусочки хлеба, половинка соленого огурца со следами зубов, рваная салфетка…

- Напрасно отказываетесь, - ничуть не смутившись, строго сказал Пауль, - Между прочим, местное экзотическое блюдо! Только для особо дорогих гостей! – небрежно вернул тарелку на стол, еще раз демонстративно покрутив рацией перед остекленевшими глазами немца.



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 12.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться