Замок на Вороньей горе

Размер шрифта: - +

Глава 8

                                           Глава восьмая

 

На улице было очень мерзко. Возникало ощущение что тучи опустились почти до земли и вот-вот снесут крышу замка. Да еще и ветер поднялся – пронизывающий до костей и обжигающий холодом лицо.

- Снег к вечеру пойдет – заметил маг, глянув на небо и кутаясь в длиннополую шубу, которую он надел перед выходом на улицу – Снег – это хорошо. Зима должна быть с снегом, иначе это не зима.

- Как посмотреть, хозяин – не согласился с ним Туба, проходивший мимо нас – Как его навалит по колено, так в лес за дровами не доберешься.

- А тебе и не надо самому туда ходить теперь – Ворон засмеялся – Вон сколько жильцов в замке появилось – неужто помощников тебе не сыщем?

- У меня возникает ощущение что я попал в рабство – тихо вздохнул за моей спиной коротышка Лиам, четвертый сын виконта Ниатрийского – Серьезно. Как в каких-нибудь в Семи Халифатах. Может он все это обучение устроил для того, чтобы иметь бесплатную рабочую силу?

Надо заметить, что такая версия уже возникала в наших вечерних разговорах, которые негромко велись перед сном. Иногда я даже был готов в нее поверить.

- Если так – то оно конечно – повеселел Туба – Вместе и папашу бить веселее.

- Поговори мне – шутливо сдвинул брови маг и конюх, хохоча во все горло, отправился дальше по своим делам.

- Итак – Ворон подошел к колодцу, тому самому где утонула Труди – Ромея, подойди ко мне. Остальные тоже в стороне не стоят, давайте, давайте, вставайте кружком вокруг нас. Вам так будет видно лучше, да и теплее.

Указания Ворона после первых дней обучения больше никогда и никем не оспаривались, мы поняли, что в этом нет смысла. Несмотря на то, что он никогда не угрожал нам исключением из школы или чем-то еще, все, что он нам говорил выполнялось беспрекословно и сразу. Вот и сейчас – он только сказал, чтобы мы встали кругом – и через секунду все было исполнено.

- Итак – огонь – Ворон посмотрел на Ринею – Отлично. Создай его.

- Кого? – не поняла девушка – Огонь?

- Ну да – маг потер руки – Именно. Если это твоя стихия, то у тебя не может возникнуть сложностей в том, чтобы прямо сейчас явить нам живое пламя.

- Да если бы я такое умела – то зачем бы пришла к вам? – удивилась Ромея.

- Ты на самом деле хочешь, чтобы я рассказал всем, зачем ты пришла сюда? – уточнил у нее маг – Вот уж не проблема. Итак, Ромея дар Кольсе, третья дочь дочь маркграфа Салара дар Кольсе, великого сенешаля Силистрии…

- Я попробую – оборвала его слова Ромея – Я попробую, наставник.

Однако. Мне казалось, что он нас и по именам-то не помнит – и на тебе. А Ромея перепугалась, как видно есть ей что скрывать.

- Терпеть не могу это слово – маг сморщился так, как будто отведал гнилого ореха – «Попробую». Пробовать – это ничего не делать. Дай мне свою ладонь.

Ромея покорно выполнила требуемое, Ворон же, покопавшись в карманах своей шубы, достал оттуда горошину, показал ее нам и положил в открытую ладонь девушки.

- Что ты сейчас делаешь? – требовательно спросил он у нее.

- Стою – пробормотала окончательно запутавшаяся Ромея, которая уже не знала, что отвечать разошедшемуся магу – С протянутой рукой.

- Это нормальное состояние части аристократии – согласился с ней Ворон – То густо, то пусто. Но это не тот ответ, который я жду.

- Держу горошину на ладони – сообразила наконец девушка.

- Отлично – облегченно вздохнул маг – А теперь переверни ладонь.

Ромея выполнила требование, и горошина упала на землю.

- А теперь что ты делаешь? – маг был последователен в задавании вопросов.

- Не держу горошину? – предположила Ромея.

- Именно – Ворон сделал шаг и оказался с ней лицом к лицу – Можно держать горошину и можно ее не держать. Есть только два этих состояния. А вот состояния «я попробую ее держать» - нет. Его не существует. Либо ты делаешь что-то, либо ты это не делаешь. Либо ты знаешь что-то, либо не знаешь. Это еще одно отличие мага от просто человека. Просто человек может позволить себе сказать: «Я завтра попробую это сделать» и в результате не делает ничего, потому что это мифическое «завтра» не наступает никогда. Завтра будет новый день и у этого дня будут другие проблемы и задачи. Маг такой роскоши лишен. Он либо идет и делает, либо идет и разбирается как получить желаемое, причем до тех пор, пока не достигает цели. Либо он перестает быть магом, потому что любые сомнения в своей силе и знаниях должны трактоваться им самим как отказ от своего ремесла. И уж точно они будут именно так расцениваться его коллегами и врагами. А во врагах у любого мага – почти все собратья по цеху.

А он прав. Мастер Гай в день нашего знакомства не стал говорить что-то вроде «Все пропало» или «Тогда ничего не делаем». Он порасстраивался из-за смерти барона, потом задался вопросами «Кто это сделал?», а потом они нашли меня. Уверен – не найди он меня тогда или убей, то Эрастом фон Рутом стал кто-то другой. Интересно, а мастер Гай таки выяснил, кто захотел смерти барона или нет?

Вестей от него не было. Я в деревне был трижды, два раза заходил в корчму, но тамошний кабатчик, мордатый и небритый, никак не дал мне понять, что меня кто-то искал или хотел видеть.

- Если ты хочешь сделать – сделай – продолжал тем временем Ворон свой монолог – Не хочешь – даже не берись.



Андрей Васильев

Отредактировано: 17.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться