Замок янтарной розы

Размер шрифта: - +

Глава 7. Вопросы без ответа

Я помню, каким потрясением стало известие о гибели Замка пурпурной розы – оно застигло меня на зимних каникулах, которые я проводила дома. Помню, как на душе разлилась печаль – казалось, будто порвалась еще одна струна волшебного музыкального инструмента, и я никогда больше не услышу чудесную музыку, которую он играл огда-то.

Вот бы найти способ его починить! Или создать новый…

Всю ночь мне снилось, словно бреду по коридорам янтарного цвета, а их полупрозрачные стены пронизывает насквозь солнечно-рыжий закатный свет. Наутро я проснулась в слезах.

А еще отчего-то врезалось в память, как рассержен, просто взбешён был отец, узнав об Увядании. Его серебряный взгляд источал такое сияние, которое он даже не в состоянии был контролировать, так что папа на целый день закрылся в кабинете ото всех. Вечером я рискнула пойти к нему. Не хотела оставлять его одного, да и где-то внутри грыз настырный червячок, что сумею узнать что-то новое может быть, пока папа охвачен такими сильными эмоциями.

На стук долго не отвечали, потом дверь рывком распахнулась, и я вошла в кабинет. Отец с грохотом захлопнул её за моей спиной и вернулся к тому занятию, которому с увлечением предавался, видимо, последние несколько часов. Ну то есть снова стал ходить туда-сюда по кабинету широким шагом, размахивая руками и сверкая глазами. Я к тому моменту давно уже чувствовала себя достаточно взрослой и самостоятельной, чтобы научиться не бояться его, когда он в гневе. И даже осмелилась на вопрос недрогнувшим голосом. Почти не дрогнувшим, если совсем уж честно.

- Это грустное известие, но папа – отчего ты так изводишься? У нас ведь всё хорошо, никто не заболел – жалко, конечно, Замок, но это всего лишь место...

Он остановился и посмотрел на меня, как на наивную дурочку.

- О небо, Эмбер! Когда же я научу тебя мыслить стратегически? Ты моя наследница, моё единственное дитя, хотя бы ты должна видеть суть вещей! Понимать, как происходящие события скажутся на скорости движения по пути, по которому мы с тобой идём, чтобы вернуть наследие предков.

Конечно же, я прикусила язык, чтобы не сказать ему, что понятия не имею, по какому-такому пути я иду. А он меж тем продолжил, стискивая пальцы правой руки в кулак, который он поднёс к самому своему лицу.

- Ещё совсем немного оставалось подождать, и Замок пурпурной розы снова принадлежал бы эллери – принадлежал бы нашему роду!

Я слегка поморщилась. Эту присказку к знакомой сказке я слышала с завидной регулярностью. Покойная сестра моего отца была первой женой нашего старика-короля. Сын короля от первого брака, Хьюго, который с кровью матери получил и кровь эллери тоже, должен унаследовать трон. А значит, если бы Замок пурпурной розы не увял так скоро, потомок изгнанного древнего народа впервые за много веков снова получил бы в свое безраздельное владение один из замков роз.

- Неужели не было способа предотвратить увядание?

Отец словно колебался пару мгновений. Я затаила дыхание. Еще крупица правды? Ну же!

- Был. Разумеется, такой способ был! Это и есть причина моей ярости – то, что заставляет кровь в венах вскипать от невыносимого желания вышвырнуть с трона собственными руками ничтожество, которое возомнило себя хозяином не принадлежащих ему чудес. Я ведь напомнил королю о том, что у эллери существовал старинный обряд, при помощи которого можно было делиться с замком живой энергией человека. Это обновляло магические скрепы и останавливало процессы обветшания. Захватчики не брезговали проводить его в первые годы после Завоевания, так что я мог смело сослаться на то, что вычитал об этом обряде в старых книгах. Но история говорит о том, что со временем страх и предубеждение перед магией возобладали в захватчиках, и обряды были забыты. Результат очевиден. Вот только коронованный старик слишком боится даже воспоминаний об эллери! Он и слышать не захотел о том, чтобы попытаться вылечить свой замок до того, как тот окончательно рассыпался в прах.

Я поёжилась. Замок пурпурной розы увял не за один день, и кое-что мне удалось увидеть собственными глазами. Помню, как это случилось сначала с восточным его крылом. Перед внутренним взором до сих пор стояли руины стен, что постепенно истаивали в пыль и оседали внутрь фундамента. Обломки лестничных перил, гнутые фонари, изломанные оконные рамы, что торчали из сугробов пепла, будто кости из тела павшего воина, разодранного стервятниками.

Понимаю гнев отца. Видеть, как безвозвратно уходит в небытие еще один осколок прошлого, чувствовать своё бессилие что-либо изменить и… Стоп.

Пришедшая мысль заставила покрыться мурашками. Я спросила осторожно:

- А почему же ты тогда… почему ты не попросил короля… более настойчиво?

Он конечно же понял, что я имею в виду. Хотя я по-прежнему стеснялась прямо разговаривать с отцом о его магии.

Смерил меня внимательным взглядом с ног до головы, будто решая, достаточно ли я уже выросла, чтобы разговаривать со мной о по-настоящему серьезных вещах.

- Я не смог заставить короля прислушаться к себе. В этот раз не смог.

В этот раз?..

- Мои ментальные способности уже не так велики, как это было с прославленными магами древности. Даже однократное магическое воздействие на сознание достаточно сильного духом человека впоследствии повышает его сопротивляемость. Вырабатывается нечто вроде иммунитета. Если речь идет о монархе, привыкшем повелевать, а не о слуге, смыслом жизни видящим повиновение, разумеется.

- То есть ты хочешь сказать… что уже вмешивался в разум нашего короля?

Самодовольное молчание отца было мне единственным ответом.

- И для чего же? – осмелилась я на совсем уже смелый вопрос. Но, кажется, на сегодня лимит отцовской откровенности я исчерпала.

Он положил мне ладонь на голову и криво усмехнулся.



Снегова Анна

Отредактировано: 14.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться