Замок янтарной розы. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 10. Безмолвный разговор

 

Я столько раз за вечер паниковала, а потом успокаивалась, а потом снова, что моя нервная система, кажется, слегка перегрузилась. Иначе как объяснить, что мне совсем не страшно? Или может, дело в том, что в этот раз есть, на чьи плечи переложить ответственность за выпутывание нас из очередной экстренной ситуации. Ну а что? Плечи… сильные такие плечи, широкие, на них можно много ответственности сложить. Да и обладателю полезно – для разнообразия, а то «не любит ответственности» он, понимаешь ли.

Не удержавшись, веду по этим замечательным плечам ладонями. Шепчу:

- У тебя есть план? У меня закончились.

Генрих останавливается на полпути к моим губам и дарит мне одну из необъятного арсенала своих сверкающих улыбок.

- Разумеется! И он тебе понравится.

Что-то сомневаюсь – но кажется, выбирать не приходится, потому что шаги уже почти у двери. И что можно придумать за оставшиеся…

Меня резко дёргают за руку. Послушно подбираю юбки и делаю несколько шагов вслед за Ужасным Принцем… а он спиной вперёд втискивается в нишу в стене, бедром сдвигая в сторону постамент с вазой, а меня втягивает за собой. Ещё одно быстрое движение – и плотная портьера скрывает проём вместе с нами от посторонних глаз.

Отчаянный план, как и все его планы – дерзкий и совершенно сумасшедший! Конечно, в комнате полумрак, ниша в самой глубине, затаилась в обрамлении книжных шкафов так, что вовсе не на виду… и всё же. Безумие!

Безумие – прижиматься так сильно в темноте. Безумие – ощущать, как бережно и в то же время горячо прикосновение пальцев к обнажённой спине, запутавшихся в моих волосах. Безумие – чувствовать его губы на виске. Принимать ритм его дыхания под грудью как свой. Таять от нежности.

- Ты все свои юбки втащила? – смеётся в темноте мой сумасшедший мужчина.

Бросаю смущённый взгляд вниз. Не вижу ничего. Вожусь в его руках, как пойманная птица в силках, пытаюсь хоть немного выпутаться – с тем же успехом. Хмыкнув, охотник даёт мне всего только иллюзию свободы. Я смогла неловко повернуться к нему спиной, чтобы оценить масштаб бедствия и проверить, точно ли штора плотно задёрнута, а волны сверкающей материи – надёжно спрятаны за ней. Крепкое объятие на талии намекает, что дальше этих трепыханий сфера моей свободы не распространяется, и притягивают ещё ближе – до звёздочек в глазах и сбитого напрочь дыхания.

Всё! Больше ничего не успеваю.

Дверь открывается с протяжным скрипом. Мы замираем.

Как я и думала – это хозяин с хозяйкой. Заходят шумно, шелестя одеждой, продолжая спорить. Судя по вспыхнувшим на шторе отбликам – зажигают свечи. Нам с Принцем это не очень помогает, у нас по-прежнему полутьма.

Жаркая. Тесная. Сводящая с ума.

Нас, кажется, не увидели – но я не уверена, что заметила бы, даже будь иначе. Для меня весь мир сузился до размеров этой крохотной ниши в стене. Все запахи мира – до запаха моего мужчины. Все прикосновения – до чутких, уверенных прикосновений от талии вверх через тонкую ткань. Его ладони не спешат – изучают, медленно перемещаются на мой дрогнувший живот, непривычный к такой дерзкой близости, обнимают крепче, выбивают последние миллиметры воздуха между нами. Они знают, что спешить некуда – отныне здесь их территория.

Остатки сил трачу на то, чтобы дышать беззвучно, не сорваться хриплым выдохом или стоном. Хотя это – почти невыполнимая задача сейчас, когда Ужасный Принц прихватывает губами кончик моего уха.

Там, за портьерой, кто-то говорит о чём-то неприятными голосами. Мне не хочется знать, о чём – я пытаюсь вытолкнуть эти противные раздражающие звуки из своего маленького заколдованного мирка, в котором есть всё, что мне нужно для счастья.

Но всё же некоторые слова насильно прорывают мягкую пелену, которой окутано моё сознание. Потому что это обо мне.

- …чёртова Леди Доктор путает нам все карты! – это Жаба, её раздражённое кваканье.

- Почему нельзя всё сделать тихо, не понимаю, – её супруг раздражён не меньше.

Руки Генриха напрягаются. Он прекращает медленное поджаривание на открытом огне одного несчастного Птенца и вместо этого замирает, прислушивается. И чем дольше слушает, тем я отчётливее, прямо кожей, по сгустившейся атмосфере ощущаю, как в нём закипает гнев.

- «Тихо» уже пытались! Но ей просто до безобразия везёт.

- Это везение называется «магия проклятых эллери»! Но мы его прекратим, - шипит Богомол.

- Как ты прекратишь магию? Её можно прекратить только вместе с ней.

Генрих подаётся вперёд, и я едва успеваю схватить его запястье прежде, чем он отдёрнет штору.

- Не надо!.. Пожалуйста!.. - шепчу одними губами едва слышно.

Проходит несколько бесконечных мгновений прежде, чем он всё же удерживается на последнем краю безрассудства. Стоит им его увидеть, теперь без маски, стоит лишь крикнуть страже, которая так близко… у меня сердце кровью обливается, стоит представить, что будет. И какое счастье, что я смогла утихомирить его порыв.



Снегова Анна

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться