Заморочинские сказки. Жених

Размер шрифта: - +

Заморочинские сказки. Жених

Жених


 

Я прикрепила и бережно расправила кусок бересты на бревенчатой стене горницы:

 

“Ежели кто жаждет удивиться,

пущай приходит вечор на гнилую поляну!

Домовой Сидор будет баять вирши самоличного сочинения.

Шибко он на это горазд.”

 

Сидор сидел на лавке и руководил, чтоб зазря под ногами не путаться.

— Хорошая ты девчонка, — довольно протянул он, — хоть и ведьма.

Ёшкины метёлки, что ты будешь делать! Опять он за своё.

— Сидор, — я медленно повернулась к нему, уперев руки в бока, — ежели ты ещё раз назовёшь меня ведьмой…

— Понял, понял, — замахал ручонками домовой, — волшебница что ни на есть, настоящая!

— А идите-ка вы оба к едрене-фене, давненько оне на улице томятся, — вмешалась бабуля. Она просыпала на пол сушёные мышиные головы, которые собиралась бросить в котёл и наша перебранка вывела её из душевного равновесия.

Я подхватила Сидора под мышку и выскочила во двор. Едреня с Феней нам так обрадовались, что чуть надвое не распались. Едреня протянул нам правую руку, а Феня - левую, потому что у них руки общие, а головы разные. Мы поздоровались и отправились на гнилую поляну - репетировать.

К вечеру на поляне собрались все желающие приобщиться к прекрасному. Тут были:

Кикимора болотная,

Печаль тошнотная,

Дрёма дремотная,

Тоска зелёная,

Ворвань солёная,

Леший лесной,

И водяной,

И русалки речные,

Все из себя такие.

И болотник с болота,

И другие, кому охота.

Слушатели разместились вокруг огромного выворотня. Я подсадила Сидора на комель и, шепнув: “ — Не тушуйся”, — ободряюще похлопала по бурой шёрстке.

Домовой развернул свиток, собираясь начать чтение. Но тут, просвистев пронзительно, как разбойник с большой дороги, в комель вонзилась стрела. Аккурат железным наконечником у лапок Сидора.

Увидев проклятое железо в опасной для себя близости, домовой потерял здоровый румянец, прошептал: “Вот и первые критики”, и протянул ко мне руки. Я подхватила его, а Сидор, в свою очередь, прикинулся веником, потому что вслед за стрелой появился на поляне молодой витязь. Остальные обитатели Заморочья оборотились, кто кустом, кто кочкой, кто пнём, а Едреня с Феней - березой раздвоенной. Одна только я стояла посередь зелёной полянки с веником в руках.

Незваный пришлец осмотрел меня критически и пробурчав под нос: “Сойдет”, сорвал с головы шапку и ткнулся носом до земли, что твой журавль колодезный. Поднялся, нацепил шапку на русые вихры и, подбоченясь, сказал:

— Я - сын князя славного Ишьгорода, Гордей Вышевич. Здрава будь девица красная.

Я не растерялась, обняла веник покрепче и ответила:

— И тебе снадобья лечебные не глотать! Пошто стрелами калёными, не метясь, бросаешься?

— По повелению батюшки - великого князя Выша Крышевича. Подбираю себе таким путём суженую. Могу взять расширенную, могу и соразмерную, ежели по сердцу придётся. Посему, идём со мной, женой законною.

— Неужто полюбилась с первого пригляду?

Смешной какой — жену выбирать, пуляя куда ни попадя. Так и покалечить недолго. А потом скорбят: то криворукая попалась, то криворожая. А ты смотрел куда стрелял из оружия холодного? То-то, потом не жалуйся.

— Не особо, — отвечал молодец, — тоща больно, да глазом блудлива. Но я с заутренней по лесу бегаю, притомился шибко.

Обидно мне стало маленько и решила я позабавиться. Примостилась на лесном дядьке, пнём оборотившемся, и говорю:

— А не желаешь ли на моих подруг поглядеть? Уж какие они раскрасавицы!

— Отчего ж не примериться. Где они, твои подруженьки?

Оживился молодец, ровно петух в курятнике. Я прыснула - видом-то женишок и впрямь на курячьего короля смахивает: сапоги красные, шапка, что гребень - красная, сам надулся от гордости, того и гляди лопнет, али закукарекает.

— Погоди, скликаю. Только, чур, уговор — в хоровод ни ногой! Совладаешь, не сунешься?

— Что я девок не видал? — хмыкнул молодец.

Соскочила я с лесного дядьки, обежала вокруг выворотня. Где ступала, там в каждом следочке по грибочку выросло. Ровнёхонькое кольцо получилось.

Я принялась аукаться, а сама тем временем отвела добру молодцу глаза, чтоб истинный облик подруженек моих, русалок, не разглядел.



Наталия Алексеева

Отредактировано: 26.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: