Замуж по залёту

Размер шрифта: - +

Глава 3. Ульяна

***

Меня снова начинает потряхивать. Не могу решиться сесть в автомобиль брата, потому что прекрасно знаю, что Витя начнет сыпать вопросами и лезть в душу. Любит он это дело, приплетая психологию и философию, словно не брат вовсе, а второй отец. Наверное, это разница в возрасте накладывает свой отпечаток. Я глубоко втягиваю носом воздух, задерживаю дыхание, чтобы окончательно успокоиться, и медленно выдыхаю. Нервозность, кажется, уменьшается, и я заставляю себя, как ни в чем не бывало, открыть дверцу, затем сажусь на переднее сидение и сразу же пристегиваю ремень безопасности, вперив взгляд в маленькое боковое зеркало. Нет у меня сил на разговоры, особенно с предстоящим посещением врача-гинеколога.

— Плакала? — вдруг спрашивает Витя, а я вздрагиваю и зажмуриваюсь. — Глаза — красные… — поясняет он тише и замолкает то ли в ожидании ответа, то ли растерявшись из-за моей реакции.

Ничего от него не скроешь: знает меня как облупленную. Я чувствую себя настолько опустошенной, что бороться и врать не имеет смысла, поэтому легко признаюсь:

— Немного, — усмехаюсь я и расслабляю веки. — Как не заплакать, когда сдают нервы? Зато выплеснула эмоции, и мне намного легче. Не таким все видится скверным…

Открываю глаза и растягиваю губы в улыбке, но наверняка выходит натянуто. Я не решаюсь посмотреть на брата, боясь, что эмоции снова вырвутся наружу. Не хочу, как в прошлый раз, когда узнала результаты тестов на беременность, искать в Вите утешения. Я безмерно благодарна ему, что он не стал развивать разговор, хотя наверняка беспокоится и мучается любопытством, а решил завести автомобиль и выехать с парковки института.

За окном быстро сменяется панорама городского «пейзажа», успокаивая натянутые нервы, но я не могу перестать думать о Захаре, о его словах и о том, что если беременность подтвердится, мне предстоит сделать выбор: рожать или избавляться от ребенка. Что не выбери, а жизнь прежней не останется. Думать об аборте я не могу. Это ведь равнозначно убийству, потому что малыш уже начал развиваться… А ещё я боюсь, что если прервать первую беременность, то потом и детей может не быть… И рожать страшно. Как вырастить малыша счастливым и здоровым, не имея ничего за душой?

Я закусываю губу от досады, осознавая, что сама уже склоняюсь к выводу, будто бы беременность действительно есть. Но лучше бы это стало ошибкой…

Мотаю головой, стряхивая с себя мысли, назойливо проникающие в сознание, и не сразу замечаю, что брат останавливает машину около женской консультации. Ноги сразу становятся ватными. Не хочу туда идти. Вдруг врач подтвердит правоту тестов?! Что я тогда буду делать со всем этим кошмаром?
Витя буквально под ручку ведёт меня в здание, на ходу рассказывает, как создавал для нерадивой сестрички запись к участковому гинекологу, якобы на будущее, чтобы не приходилось стоять в очередях. В голове возникает гул, ноги едва поспевают за широкими шагами брата. Витя уточняет что-то в регистратуре, а я сажусь на скамейку около кабинета врача и роняю лицо в ладони.

Ну зачем я связалась с Оболенским?! Зачем рассказала все Вите?

Рядом кто-то присаживается, и я выпрямляюсь в спине, вперив недовольный взгляд в дверь. На ум не приходит ничего стоящего, чтобы сбежать из-под надзора брата. Я даже не успела перемолоть мысль о возможной беременности, чтобы так скоро встретиться лицом к лицу с новостью.

Не знаю, сколько мы так сидим, но когда Витя толкает меня плечом, я с тяжестью выдыхаю, будто меня отправляют на смерть к палачу, отстраненно киваю брату и захожу в кабинет. Сердце останавливается и пробивает удар, когда я наблюдаю за столом мужчину, которому, кажется, не старше тридцати пяти лет, и мне становится ужасно стыдно. Щёки пылают от смущения, но я вынуждаю себя сесть на стул для пациентов, вспомнив, что мама не раз говорила: лучший врач-гинеколог — мужчина. А я до дрожи в коленках боюсь осмотра — вдруг больно будет? Я ж ведь всего второй раз за всю жизнь…

— По какому вопросу? — внезапно спрашивает врач безэмоциональным голосом, словно его ничего не волнует. Он утыкается в монитор, щуря глаза, а затем складывает руки на столешнице и смотрит на меня.

Я нервно проглатываю слюну.

— Тесты показали, что беременна…

— Понятно, — отвечает врач так же просто, словно робот, и почесывает затылок. — Как зовут?

— Кого? Меня?

Я хлопаю глазами, не въезжая в суть разговора. Врач снова буравит меня равнодушно-усталым взглядом, а затем изгибает губы в слабой улыбке.

— Вас, конечно. Еще кого-то здесь видите?

— Ветрова Ульяна Алексеевна, — шепчу я, и мужчина снова становится серьезным.

Он что-то просматривает в мониторе, клацает кнопками по клавиатуре, после чего покачивает головой.

— Данных в базе нет. Первый раз у нас? — Я киваю, потому что мы переехали два год назад в новый район, а в поликлинику, тем более в женскую консультацию, мне как-то надобности являться не существовало: была уверена в своем здоровье. — Тогда сначала заведём карточку…



Виолетта Стратулат, Настя Ильина

Отредактировано: 17.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку