Зане аз етер

Зане аз етер. Продолжение 2.

"Познав себя, никто уже не останется тем, кто он есть».

 

 

Часть 2. В конце лета обоих миров.

 

 

Глава первая. Социопиум

 

Филин сидел в кресле номера гостиницы «Ильменит» и смотрел в зеркало шкафа. Не видел он там решительного руководителя.  Так, какой-то усталый старикашка.  Разве такой тип может руководить людьми, да еще неординарными?

Конечно, без свидетелей можно себе позволить покритиковать великого Стратега. Это помогает облегчить груз психологической ответственности.

Но сейчас Филин близок к стрессовому состоянию. Еще бы, - всего лишь пару дней назад он четко контролировал ситуацию. И вот – на, тебе! – как в кошмарном сне, шахматные фигуры выскальзывают из рук, не вставая на нужные поля…

 Баюн вообще выпал из игры.

Вёрт «поплыл» в любовь и в мистику. А ведь был парнишкой практичным и сообразительным, и при нормальных обстоятельствах нашел бы правильный контакт со старшими товарищами…

Кореец вдруг стал не похож на себя. Присылает загадочные сообщения без намека  на информативность, типа: СИТУАЦИЯ+++ПОНИМАНИЕ---ПОДРОБНОСТИ ВЕЧЕРОМ. Потом идет на задание, практически несанкционированное руководством.

Раца выйминская «чертовщина» сразу взяла в оборот. Речь намогинского «барабашки» лишь добавила «непоняток». Убивающий дурак, - что-то не похоже на Раца. И что у него за неведомые связи с загадочными «хисведами»?..

 

Филин и Лис.

 

В дверь номера постучали.

«Тук-тук. Тук-тук-тук».

На языке Морзе это «эм» и «эс» - начальные буквы имени Михаила Семенова, которого, собственно, здесь и ожидал Филин.

- Входи, - буркнул он.

Дверь открылась, но в проеме никого не было.

- Не стебайся, гэбэшник чертов, - проворчал Филин. – Кому здесь нужны твои устаревшие «эмвэдэшные» приемчики и секретики?

- А вот это ты напрасно, - еле слышно прошелестел маленький круглый человечек неопределенного возраста, мгновенно закрывая дверь за собой. - Секреты у меня нынче круче даже прежних, государственных…

Широкое лицо посетителя светилось добродушием, как у артиста Евгения Леонова. И глаза соответствующие – голубизна простецкая, на грани глупости. Мало кто догадывался, что под заурядной лысиной у Семенова скрывается глубокий аналитический ум, которому иногда завидовал даже Филин.

Вот, и сейчас Стратег восхитился профессионализмом бывшего следователя из отдела социальной безопасности областной прокуратуры. Ведь, отведешь взгляд – и не вспомнишь ни одной детали одежды этого человека. Серая курточка, каких – сотни; потертые джинсы, каких – тысячи. На ногах не то кроссовки, не то полуботинки – сразу не разберешь.

 А открытое простоватое лицо годилось не только для сокрытия замыслов. Такую физиономию легко преобразить до неузнаваемости, всего лишь изменив выражение глаз.

Будто прочитав мысли Филина, Михаил снял с лица глуповатую улыбку.

- Здесь все чисто? - спросил он, оглядывая помещение цепким внимательным взглядом.

- Проверено: мин нет, - шутливо ответил Филин. – Ну, здравствуй, лис в бараньей шкуре.

 

 

…Более пятнадцати лет назад Филин слыл авторитетом в южно-уральской криминальной среде. Как он этого добился – история поучительная, но очень длинная. Фактически он стал советником у  местных «новых русских» - бизнесменов, ведущих свое происхождение от скрещивания городского криминала с бывшей партийной и комсомольской «верхушкой».  Бизнес у них получился большой, но легальный не более, чем на четверть. Эти же люди, собственно, и стояли тогда у кормила городской власти.  Да и сейчас стоят.

Так что Филин имел информацию обо всех неординарных событиях в городе, и, разумеется, - о людях, в них участвующих.

Информация – залог правильных действий, поэтому Филину удавалось проворачивать акции, в результате которых определенные люди попадали в нужные для Филина ситуации.

Из непосвященных о «втором дне»  деяний Филина догадался только один человек. Да-да, именно - Михаил Семенов. В то время он уже стал бывшим следователем, но «прокручивал» в своем мозгу информации не меньше, чем Филин. «Аналитическая надстройка» у него тоже была на высоте… короче, Филина он «вычислил». 

Но в тот момент Семенов работал уже только на себя. Ситуация, конечно, уникальная, но иногда случается и такое, - особенно с умными людьми. Кто знает, к чему Михаил  готовился? Главное – к чему он пришел потом.



Сергей Ефименко

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться