заноза в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 4

Выбежав на дорогу, Алена села в автобус, чтобы доехать до ближайшего метро, но её попросту высадили, так как денег у неё не оказалось. Ошеломленная, она даже не подумала о деньгах. А ведь стоило, но назад пути нет! Как она теперь будет жить? Куда идти? Потеряв голову от горя Алёна брела, не разбирая дороги. Хотелось умереть, слезы туманом застилали глаза, и она не видела ни людей, ни проезжающие машины. Внезапно она услышала визг тормозов, и успокоительная темнота поглотила её.

Вениамин Александрович Гаврилов машину всегда водил осторожно, скорость не превышал, и вообще был законопослушным гражданином. Женскую фигуру на обочине он заметил ещё издали и, как обычно, решил предложить помощь. Вечер, темнеет, одной в пригороде ходить опасно, так и до неприятностей недалеко. Он едва успел затормозить, когда фигура метнулась прямо под колёса его машины. Вениамин Александрович выскочил и бросился к женщине. Слава Богу, жива! Он тщательно проверил, нет ли переломов - всё обошлось. Возможно сотрясение мозга - худенькая, бедно одетая девушка все еще была без сознания. Доктор, а Вениамин Александрович таковым и являлся, бережно поднял с земли безвольное тело и аккуратно устроил на заднем сидении, сел за руль и через несколько кварталов свернул во двор дома в Климентовском переулке.

- Ну вот, деточка, вы и очнулись. Я очень этому рад. Скажите-ка, что заставило вас тягаться силами с моей машиной? - доктор держал одну руку на пульсе Алёны, а другой рукой тихонько гладил по голове.

- Я что, в раю? Вы Бог? - человек в белом халате действительно чем-то напоминал святого. Седые волосы обрамляли доброжелательное лицо, от добрых серых глаз лучиками разбегались морщинки, а руки были мягкими и тёплыми.

-Ну, что вы, я всего лишь врач. А вы у меня дома. У вас небольшое сотрясение, от столкновения с капотом. Вы помните, как Ваше имя, где живёте? Если дадите мне номер телефона, я позвоню Вашим близким, чтобы не волновались.

- Меня зовут Алёна. Я не здешняя, приехала искать работу и заблудилась.

Алёна не любила говорить неправду, но сейчас выбора не было. Ложь во спасение. Она ни за что не вернётся к мужу, ему нужны только деньги, а не она.

- Так, так, так.... А знаете, мне как раз нужна домработница, моя, к сожалению, уехала нянчить внуков, вернётся только через год. Её дочь родила двойню, и рук катастрофически не хватает. Я человек занятой, всё время в клинике, прихожу поздно, а к домашним делам совсем не приспособлен. Поможете мне с хозяйством?
Предложение было спасительной соломиной, к тому же было невозможно отказать обаятельному человеку. Естественно, Алёна, не задумываясь, согласилась. Так еще раз началась её новая жизнь, но теперь в роли прислуги.

Господин Гаврилов был выдающимся хирургом-косметологом, имел собственную клинику в Подмосковье. Он любил говорить: "Сосновый бор, свежий воздух и отличный аппетит сопутствуют скорейшему выздоровлению пациентов". Все дни он проводил на работе, а с домашними делами успешно справлялась Алена.

Вениамин Александрович был доволен новой домработницей. Когда бы он ни вернулся с работы (а это могло быть и за полночь), она всегда его встречала, подавала тапочки, кормила ужином и поила горячим чаем, обязательно с лимоном.

Однажды вечером Вениамин Александрович увидел Алёну, зачарованно смотревшую на портрет, который вчера принёс художник.

- Надо бы не забыть пригласить слесаря, чтобы он повесил его над камином,- услышала девушка голос доктора. Когда надо было вбить гвоздь или отремонтировать полку, доктор прибегал к услугам жэковского слесаря, и тот за сходную плату всегда был рад помочь.

- Нравится?- Вениамин Александрович подошел ближе.

- Да, очень! Это самая красивая женщина, которую я когда- либо видела. Кто она? Лицо мне кажется очень знакомым.

- Это величайшая актриса, Людмила Заречная. И не без гордости могу сказать, она мой лучший друг вот уже восемнадцать лет. У неё сложная судьба, однажды она пережила большое горе, но нашла в себе силы бороться. Добилась колоссального успеха, популярности, не растеряв при этом человечности и добропорядочности. Это очень волевая женщина, с прекрасным добрым сердцем. Я вас обязательно познакомлю. Вы чем-то с ней похожи. Нет, нет, не смотри на меня с таким укором, я имею в виду обстоятельства нашей встречи. Мы с ней встретились тоже случайно, как и с тобой. Если она захочет, то расскажет обо всем сама, я не вправе раскрывать эту тайну.

- Как бы я хотела быть такой же красивой, как она!

Вениамина Александровича поразило затаенное отчаяние в голосе. Он внимательно посмотрел на Алену и впервые подумал, что ничего о ней не знает. Полгода девушка живет рядом, в одной квартире, а он ни разу не поинтересовался, что заставило ее покинуть свой дом и отправиться в неизвестность искать работу в огромной Москве. Всякий раз, слыша по ночам ее горькие вздохи, а иной раз и всхлипывания, Гаврилов давал себе слово выяснить причину, а наутро забывал, убегая к своим пациентам.

- Девочка моя,- осторожно начал он, - может быть, пора нам поговорить и разобраться, что тебя мучает. Расскажи мне, какая тяжесть давит на твои хрупкие плечики.

Горькие чувства взяли верх, и Алёна расплакалась навзрыд, уткнувшись в грудь доктора. Вениамин Александрович терпеливо молчал, поглаживая девушку по плечу успокаивающим жестом. Глубоко вздохнув, она взяла со столика журнал и протянула доктору. На обложке красовалась фотография видного мужчины, обнимающего за талию очаровательную блондинку, по виду, фотомодель. Лицо на фотографии было знакомым, кажется, это известный бизнесмен, вот только фамилии сейчас не вспомнить.

- Чем тебя расстроила эта фотография? Ведь ты из-за неё так плачешь, или я ошибаюсь?

- Это Андрей Меньшиков, мой муж.

- Да-да, Меньшиков... Он твой муж? - доктор был поражен. Он всерьез опасался, что у провинциальной девочки разыгралась болезненная фантазия.



Ирина Наякшина

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться