заноза в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 17

Минуло две недели, как Алёна встала с постели, роды прошли без осложнений, ребёнок, а это был прекрасный черноволосый крепыш, родился здоровеньким. Но материнское счастье омрачалось тем, что лишь небольшую долю минуты она видела красное кричащее тельце своего малыша. Али, как и обещал, сразу же забрал его, и она не знала, что с ним, и где он. Она думала лишь о том, что её ребёнка ожидает знакомая тяжкая участь - детство без ласковых материнских рук. Её невесёлые мысли были прерваны появлением Али. Он шёл, улыбаясь, полы его халата, украшенного золотой вышивкой ручной работы, развивались при каждом шаге. Он протянул к Алёне руки и попытался прижать к своей груди. Как от прокажённого, девушка устремилась от него в сторону и приняла воинственную позу. Лицо ее не было прикрыто вуалью, которую наложницы не имели права снимать при мужчинах, так что Али имел возможность видеть его. Прозрачные шаровары и лифчик - всё, что позволялось ей носить из одежды - не оставляли поля для воображения. Такой наряд действовал самым немыслимым образом на хозяина дома, но никак не на хозяйку одежды.

   Али уже несколько дней пытался соблазнить Алену, используя всяческие приёмы: обнажённые женщины извивались перед ней в самых фантастических танцах, служанки старались разбудить ее страсть массажами и благовониями, купали в ароматических ваннах. Больше всего на свете Алёна боялась того, что ничего не добившись уговорами, Али применит грубую физическую силу, которой она не сможет противостоять. Боже правый, как пережить всё это? Даже после того, как Али убедил ее, что Лика добилась своего, благополучно атаковав крепость Меньшикова, а его бастионы сдались, вывесив флаг побеждённого, она не могла найти в себе силы изменить своей любви. Хотя вся дрожала от злости и удушающей ревности. Неутешительный вывод напрашивался сам: Андрей никогда не любил её по-настоящему, иначе, почему он не пытается ее найти. Может, его мнимое банкротство было настоящим, и опять не она была нужна ему, а эти проклятые деньги? А тут ещё и наследник, так вовремя собиравшийся появиться. А она так верила и надеялась, что Андрей найдёт её, спасет. Но, видно, только в сказках принц спасает свою принцессу. А вот у неё конец получается точно сказочный: осталась одна у разбитого корыта. Ей теперь никогда не видать счастья, но надо выжить, чтоб найти и вернуть сына.

  

   Однажды, проснувшись среди ночи, она придумала, как обмануть Али. Ей необходимо убедить его, что она сдалась, но попросить не трогать до свадьбы, дать прийти в себя после родов, и, усыпив его бдительность, попытаться сбежать.

   Али был очень удивлен переменой, произошедшей с Алёной. Она поднялась к нему навстречу, как только он открыл двери её комнаты, и ласково улыбнулась. Нежным прикосновением руки провела по его щеке, от чего по всему его телу пробежала судорога. И он, схватив её в горячие объятия, сильнее прижал к себе, ища губы для поцелуя. Алёна ловко увернулась и застенчиво прикрыла лицо вуалью, опустив трепещущие ресницы. Немного отодвинулась от горящего желанием мужчины и нежно проворковала:

   - Мм, я вижу, мой господин, ты переполнен желанием, я чувствую твое возбуждение. Но всему своё время, не торопи события. Я не совсем оправилась после родов, ведь ты же не хочешь намеренно причинить мне боль? - и подняла на него вопрошающие, искрящиеся таинственной зеленью глаза.

   - О, Аллах! Женщина, что ты делаешь со мной! При одном твоем прикосновении я сгораю от страсти, во мне поднимается пожар неутолённого желания. Но ты права, по нашим законам я не могу заняться с тобой любовью сорок дней, не осквернив себя. Но по истечении срока, милая газель, я постараюсь возместить всё потерянное время. Мне приятно сознавать, что в твоём сердце я занял самое большое место.

   - Я рада, мой господин, что сумела доставить тебе радость, но мне скучно находиться постоянно в доме, хотя здесь и очень красиво. Я мечтаю бывать с моим господином на людях, хочу чувствовать на себе завистливые взгляды женщин, и упиваться счастьем, что ты только мой. Я так давно не надевала красивых нарядов, нигде не была, не видела даже твоего прекрасного города. Могу сознаться, что одежда, которую на меня надели, мне нравится, но думаю, ты не захочешь, чтобы я так появилась в обществе, - она озорно на него посмотрела.

   - Никто не смеет видеть то, что предназначено для услады моего взора, - и его жадный взгляд хищника остановился на ложбинке между её грудями.

   Алёна вздохнула с облегчением, сознавая, что выиграла, возможно, самую сложную партию в своей жизни. Ей необходимо было время, чтобы придумать, как жить дальше, нужна передышка, и она её получила. Теперь у нее была возможность свободно передвигаться по саду, понемногу осваивать территорию дворца.

  

   Через неделю вечером ей принесли шикарное вечернее платье из тончайшего зелёного бархата и, в тон ему, туфли. Сверху всего этого великолепия лежала коробочка. Алёна открыла её и зажмурилась от ослепительных бликов: серьги и колье были из настоящих изумрудов, видимо, ручной работы, сделанные специально под цвет её глаз. Радости такой подарок не принёс, только заставил о многом задуматься. Что же будет дальше?

   Али радовался, как ребёнок, тому, что может порадовать женщину. Собственные чувства поражали его до глубины души, так как обычно он быстро охладевал к очередной пассии. А женщин у него было очень много! Но эта русская красавица полностью перевернула его представления о чувствах, завладела всеми мыслями. В таком блаженном состоянии его и застал Шубин.

   - Привет, Али! Не в моём стиле говорить комплименты мужчинам, но ты, действительно, потрясающе выглядишь: как-то светишься весь, будто приз выиграл. Собрался на приём к очередному послу или на свидание?

   После того, как Алёна признала в нём господина, Али больше не собирался прятать её. Его восточная гордость жаждала одного: полностью насладиться триумфом победы.



Ирина Наякшина

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться