заноза в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 24

- Ты, видел её, Андрей, видел? Это же она, наша Алёна...

- Успокойся и делай вид, что наслаждаешься природой. За нами наблюдают. Конечно, видел, не думаешь же ты, что я ослеп. Даже не заметив её, сразу почувствовал, что она здесь, рядом. Как мне хочется, Игорь, обнять её, успокоить.

- Я бы не рискнул на твоём месте, - вставил Глеб, - если не хочешь получить оплеуху. С её характером она на это способна. Везёт же тебе, а! Опять с повисшей на руке девицей. Могу поспорить, что знаю, о чём она сейчас думает.

Видя, каким несчастным в этот момент был Андрей, приятели даже рассмеялись:

- Да, тебе не позавидуешь. Не хотел бы оказаться на твоём месте. Хочешь, я сам с ней переговорю, попытаюсь убедить в обратном. Да и слинять мне легче, правда? Глеб, ты меня прикроешь?

- Предпочитаю отвечать за свои поступки сам, мне дублеры не требуются, - грубо оборвал приятеля Меньшиков. Но, поняв, что перегнул палку, положил руку на плечо Игоря и проговорил:

- Прости. Спасибо тебе за всё. Ты настоящий друг. Чтоб я делал без такого громоотвода? Даже и не знаю. Но, поверь, мне самому надо укротить эту бестию, иначе она при всём честном народе начнёт царапаться. Ох уж эта женщина, когда я, наконец, смогу приручить её навсегда?

- Честно? Никогда. Она ведь только снаружи такая маленькая и хрупкая, воли у неё больше, чем у всех нас - мужиков, вместе взятых, - усмехнулся Игорь.

- Но вот тебя, Андрюха, она уже точно приручила.

- Глеб! Заткнись.

- Ага, размечтался. Скажешь, я не прав, да? Прав. Иначе, зачем тебе гонятся за ней по всему свету, а? Молчишь? Ну-ну, правильно молчишь.

- Думаю. Вы, как всегда, правы, ребята, - вздохнул Андрей.

- О чём это вы тут шепчетесь, - поинтересовалась Ракель, приближаясь к ним, и слегка кокетничая.

- Обсуждаем, не возьмешь ли ты шефство над Глебом, у него голова пошла кругом от обилия красивых женщин. Помоги ему, а то он растерялся, и мы не на шутку за него волнуемся. Он у нас такой стеснительный, ну прямо беда. Займись им, пожалуйста, пока он не остановил свой взгляд на ком-нибудь.

- Да, я такой, меня необходимо водить за ручку, иначе умру прежде, чем найду свою вторую половинку. Ну, пожалуйста, не покидайте меня... - отчаянно вздыхая и поднимая глаза вверх, простонал Глеб.

- Уговорили, уговорили. Никогда бы не подумала, что ты, Глеб, застенчивый, на тебя это совсем не похоже. Пойдем, посмотрим, что я могу для тебя сделать, - и, взяв его под руку, величаво поплыла прочь от улыбающегося Меньшикова.

Алёна стояла, как вкопанная, Андрея и ребят она увидела сразу же, когда они выходили из машины. Сердце радостно забилось. Он нашёл её, о счастье! Он приехал спасти ее! Но радость быстро сменилась гневом и болью, в Меньшикова вцепилась яркая брюнетка ослепительной красоты.

- Ну что за напасть! Как только вижу его, то обязательно с очередной пассией. Юбочник несчастный, чтоб его, - несмотря на отчаянное положение Алена задохнулась от ревности. Значит, она ошиблась, и он здесь не ради неё, а по случайному совпадению, ведь он не мог знать, где она!... От досады она так топнула ногой, что не удержала поднос с посудой, и он с грохотом полетел на землю. На этот шум оглянулся Игорь, вот тогда и заметил её. Ну а Меньшиков не оглянулся, даже бровью не повёл. Собрав быстро всё, что обронила, Алёна кинулась на кухню, в единственное, на её взгляд, безопасное убежище, куда не заходит Карлос.

- Да не расстраивайся так, - успокаивала её экономка, - аж побледнела бедняжка, ничего же страшного не случилось. Подумаешь, посуда упала. Не разбилась ведь. Успокойся, никто за такую мелочь тебя не накажет, уж я-то знаю.

Девушка расплакалась навзрыд, захлёбываясь слезами, не в силах остановиться. Экономка подошла, присела рядом и стала ласково гладить её по голове. Ей нравилась эта девушка, всегда опрятная, приветливая, она ни на кого не жаловалась и старательно выполняла свою работу. При её красоте было удивительно, что она не лезла на глаза мужчинам, а тщательно их избегала. Не как остальные молоденькие вертихвостки, которые с большой охотой прыгали в постель к подвернувшемуся парню.

- Успокойся, милая, на-ка холодненькой водички, умойся. А то твои глазки покраснеют, и это не понравится нашему хозяину, он, страсть как, плаксивых не любит.

При упоминании о Карлосе у Алёны мигом высохли слезы. Такое внимание, какое он может оказать, равносильно смерти. Ополоснув лицо холодной водой, она успокоилась, немного посидела и вышла на улицу. В это время начались танцы, и в угощениях отпала необходимость. Значит, можно было перевести дух в саду, где о ней никто не вспомнит, а хозяин же сейчас занят гостями и не сможет причинить ей вреда.

Прижавшись спиной к дереву, она наблюдала за маленькой юркой птичкой, которая пыталась поймать бабочку, порхающую с цветка на цветок. Крепкие руки обхватили её железным кольцом, не давая возможности вырваться, а ладонь зажала рот, предотвращая крик ужаса.

- Прости, любовь моя, за такие предосторожности, - прошептал ей на ухо знакомый голос, и рука отпустила зажатый рот.

- Проклятье, Меньшиков, ты в своём уме?! Что, так доставляет удовольствие меня пугать?! Всякий раз душа вон вылетает от твоих выходок! Пусти меня, - зашипела она на него, - слышишь, ты, бабник!

- Алена! Давай не будем уточнять, кто я такой. Об этом поговорим в другой раз, как-нибудь на досуге, - и склонился над ней, желая поцеловать манящие и такие притягательные губы.

- Андрей, предупреждаю, если ты сделаешь то, что собираешься, я тетя укушу. Тогда тебе не покажется это смешным, - и на деле попыталась продемонстрировать то, что обещала.

- Убирайся к своей любовнице, лучше я умру здесь, мне всё равно. Теперь уже всё равно!

- Какая прелесть! А мне не все равно! Хотя мне нравится, когда ты вот так сгораешь от ревности. Что, решила назло мне остаться рабыней? А бедная Людмила, убитая горем, ждёт - не дождётся тебя. И доктор, который считает часы, когда сможет тебя обнять.



Ирина Наякшина

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться